Вопросы прошлого или настоящего?

Е. И. Киричева, архивист ГУ ОГАЧО

После тяжёлых лет политических репрессий весной и летом 1956 года атмосфера общественной жизни в стране была вновь накалена после прошедшего в  феврале   этого года XX  съезда  КПСС, главным вопросом которого как для внутрипартийной жизни, так и для всей страны  стал доклад первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях».

В составе делегации Челябинской области в количестве 19 человек  в работе съезда принимали участие:  секретарь ЦК КПСС  А.Б. Аристов, председатель облисполкома Г.А. Бездомов,  секретари обкома партии Н.В. Лаптев и М.С. Соломенцев, секретарь горкома партии Б.В. Руссак, директор ЧТЗ А.И. Крицын, токарь завода им. Колющенко А.С. Андрианова и другие товарищи.

В последний день работы съезда 25 февраля на закрытом, без зарубежных гостей, утреннем заседании Н.С. Хрущёв выступил с докладом, разоблачающим культ личности прежнего руководителя партии и государства И.В. Сталина.

Данный доклад  стал результатом работы партийной комиссии, созданной  31 декабря 1955 года для изучения материалов о массовых репрессиях предвоенного периода. Возглавляли комиссию секретари ЦК Петр Поспелов и Аверкий Аристов (с февраля 1950 по октябрь 1952 года – первый секретарь Челябинского обкома КПСС).

Партией признавались многочисленные нарушения закона, масштабы репрессий. Хрущев говорил о полном пренебрежении Сталина принципам коллективного руководства, о личной причастности к репрессиям.

После окончания выступления делегаты приняли постановления об одобрении положений доклада и о его рассылке партийным организациям без опубликования в открытой печати.

В последующие месяцы  обкомом КПСС была проведена работа по обсуждению итогов съезда. Во всех партийных организациях, предприятиях и учрежде­ниях проходили партийные собрания, на которых выступающие  высказыва­лись за осуждение культа личности И.В. Сталина.

Секретарь партбюро Нязепетровского паровозного депо т. Бетин на собрании актива заявил:  «Имя Сталина мы подняли на такую высоту, что даже у великих умов уже не находилось слов возвеличивать это имя. В дни праздников или каких-либо событий целые аппараты, лучшие кадры обкомов, горкомов, райкомов сидели днями и ночами, составляя письма, прославляющие имя Сталина, послания, приветствия. А мы, получив их, бросали все дела, в ущерб основной работе, пропагандировали эти письма, собирали подписи народа под этими письмами, потом целые вагоны испорченной бумаги везли в Москву». (Ф.288. Оп.20. Д.94. Л.69)

Председатель колхоза им. Сталина Увельского района т. Карпов сказал: «Партия – совесть нашего народа, а у руля этой партии оказался человек с подмоченной совестью. Культ личности не учил нас мыслить, вникать глубоко в экономику, мы все ждали только указаний сверху. Исследования учёных представляют переписывания цитат Сталина и почти ничего нового не вносили в науку». (Ф.288. Оп.20. Д.94. Л.47)

В информации обкома, направленной в ЦК партии по обсуждению итогов съезда, приведены некоторые высказывания из выступлений коммунистов, руководителей предприятий, колхозов, учреждений,   а также вопросы, которые задавали докладчикам участники этих собраний:

            Вот некоторые из этих вопросов:

1.Как квалифицировать действия Сталина: ошибочными или вредительскими?

2.Ленин всегда учил беспристрастию. Где были члены Центрального комитета при жизни Сталина, почему молчали? Следует ли поднимать всю эту грязь?

3.Кто написал биографию Сталина?

4.Почему все недостатки в руководстве Сталина стали проверяться только после его смерти?

5.Можно ли верить написанным биографиям наших лучших людей и организаторов партии, нет ли в них случайно фальсификации?

6.Кто первый начал развивать культ личности Сталина: сверху - членами правительства или снизу – народом?

7.Есть ли вина руководителей партии и правительства в восхвалении Сталина?

8.Можно ли считать, что теоретическая ошибка о культе личности Сталина является общей ошибкой партии или нет?

9.Будут ли изучаться труды Сталина и что в них ценного?

10.Беседовал ли Сталин с арестованными товарищами?

11.Что бы произошло, если бы Сталин  ещё прожил 10-20 лет?

(Ф.288, Оп.20, д.94, 104)

Многие коммунисты в своих выступлениях выражали надежду на положительные перемены в деятельности партии. На партийном собрании Каслинского горисполкома т. Шкурко сказал:  «Культ личности Сталина принёс большой ущерб нашему делу, не давал возможности развивать инициативу и активность в работе, принижал коллективность в руководстве. После  съезда наша партия станет ещё сплочённее и направит свою деятельность на выполнение плана новой пятилетки». (Ф.288. Оп.20. Д.94. Л.68-69)