Ужасающие будни кладбищенского сторожа Хорохорина: несколько эпизодов голода в Верхнеуральском уезде

 

О голоде 1921-1922 гг. на территории Челябинской губернии написано уже немало научных работ[1]. Лишившись привычного питания, люди поддерживали в себе жизнь употреблением суррогатов (в число таковых входили, помимо разных сорных трав, даже глина). Крайним и самым ужасным выходом, к которому прибегали уже потерявшие всякую надежду люди, становилось употребление человеческого мяса. Особенно тяжелое положение сложилось в Верхнеуральском уезде, где очень плохо обстояло дело с транспортными коммуникациями. Приводимые ниже два документа – лишь небольшая часть сохранившихся в фондах Объединенного государственного архива Челябинской области свидетельств того, что происходило на Южном Урале в то жуткое время.

Публикацию подготовил канд. ист. наук, ведущий археограф ОГАЧО М. А. Базанов

 

№ 1. Акт обследования состояния кладбища г. Верхнеуральска

27 января 1922 г.

1922 г. января 27 дня председатель уездного Верхнеуральского [исполнительного] комитета тов. Шкаев, заведующий уездным отдел[ом] здравоохранения тов. Акулов и секретарь укома тов. Савельев в присутствии нижеподписавшихся граждан гор. Верхнеуральска составили настоящий акт в следующем. Вследствие стихийного действия бедствия голода, последствием которого явилось массовое вымирание гор. Верхнеуральска и его окрестностей, при чем было обнаружено и за[ф]иксировано до 15 января 175 подобных случаев[2] и все эти умершие от голода были похоронены одновременно, но с 15 января[3] с. г. смертность от голода стала доходить от 25 до 30 человек[4] в день (детей и взрослых). Прибыв сего числа для обозрения мертвецкой при местных городских кладбищах, там оказалось не похороненных умерших от голода 90 трупов без гробов и 15 в гробах, причем по объяснению кладбищенского сторожа тов. Хорохорина оказывается, что граждане привозят трупы на себе или на животных и складывают их около кладбищенских ворот или около дверей мертвецко[й], и что все попытки со стороны сторожа к принуждению привозивших трупы родственников копать могилы [следует] категоричный отказ, так как родственники эти объясняли, что они вследствие длительно[й] голодовки и сами истощены и не в состоянии копать могилу[5] а тем паче примерзшую глубоко землю. Комиссия постановила записать об этом в настоящи[й] акт, копии с которого представить уисполкому, губздраву и губисполкому.

Подлинный за надлежащими подписями[6]

С подлинным верно:

Секретарь А.В.

ОГАЧО. Ф. Р-380. Оп. 2. Д. 5. Л. 10. Копия.

 

№ 2. Показания сторожа Верхнеуральского кладбища З. Хорохорина о попытке расхищения трупов, поступивших для захоронения

29 января 1922 г.

1922 года января 29 дня я завед[ующий] В[ерхне-]Уральским уездным отд[елом] здравоохранения Акулов составил настоящий протокол о нижеследующем:

Состоящий при местных христианских кладбищах сторож Захар Хорохорин лично мне заявил, что 21 января к нему прибыло на кладбище в сторожку, где он живет, группа граждан города В[ерхне]уральска и одна из гражданок, не объяснившая свою фамилию попросила у сторожа тов. Хорохорина мяса для употребления в пищу, и когда Хорохорин ей сказал, что лично так же голодает и мяса у него никакого нет, то женщина эта указала на мертвецкую где у Хорохорина очень много скопилось трупов умерших от голода. Поняв в чем дело, сторож Хорохорин был настолько возмущен, что не постеснялся эту гражданку в грубой форме из комнаты выгнать, пригрозив ей тюрьмой, после чего все указанные граждане с кладбища скрылись, причем 28 января с. г. через неделю после этого неизвестный мужчина, привез гроб с трупом и заявил, что это умерла та самая женщина, которая просила у него Хорохорина человеческого мяса в пищу, о вышеизложенном постановил записать в настоящий протокол, копию с которого предоставить в уисполком и здравотдел.

Подлинный за надлежащими подписями

С подлинным верно:

секретарь губкомпомгола А. В.

 

Помета: Людоедство. Голод. 

ОГАЧО Ф. Р-380. Оп. 2. Д. 5. Л. 11. Копия. 

 



[1] См., напр: Нарский И. В. Жизнь в катастрофе: будни населения Урала в 1917–1922 гг. М., 2001. С. 350–374; Боже В., Непеин И. Жатва смерти: голод в Челябинской губернии в 1921–1922 гг. Челябинск, 1994.

[2] Фраза до 15 января 175 подобных случаев в тексте подчеркнута.

[3] Фраза с 15 января с.г. в тексте подчеркнута.

[4] Фраза 25 до 30 человек в тексте подчеркнута.

[5] Фраза не в состоянии копать могилу в тексте подчеркнута.

[6] Подписи отсутствуют.