Участие Челябинской области в восстановлении Курской области после освобождения от оккупации

Оккупация западных регионов СССР нанесла экономике и социальной сфере этих районов большой урон. Кроме убыли населения, вызванной боевыми действиями и репрессивной политикой оккупационного режима, были разрушены предприятия, пострадали жилища и социальные объекты, исчезла медицина, сеть образовательных учреждений, система снабжения и распределения товаров первой необходимости и т. п.

Уже в конце 1941 г. после битвы под Москвой возникла необходимость организации помощи освобожденным районам. В начале 1942 г. на Урале был создан фонд помощи населению, в который предприятия и организации передавали технику, оборудование, строительные материалы, продовольствие, сельскохозяйственный инвентарь, скот, одежду, предметы домашнего обихода и многое другое[1].

Летом 1943 г. в ходе битвы на Курской дуге были освобождены несколько областей, которые также необходимо было в короткие сроки восстановить, включить их в экономические связи, обеспечить население продовольствием и минимальным набором предметов первой необходимости, организовать восстановление промышленного и сельскохозяйственного производства.

С принятием 21 августа 1943 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановления «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» за каждой республикой и областью закреплялись подшефные территории[2]. За Челябинской областью была закреплена Курская область[3]. Для руководства шефской работой 28 августа 1943 г. была создана комиссия в составе секретаря обкома А. А. Шварева (председатель), заместителя председателя облисполкома Гольдберга, секретаря Челябинского горкома А. И. Панкрушева, секретаря обкома ВЛКСМ Караганова, заместителя заведующего отделом кадров Бураковского, парторга ЦК ВКП(б) ММК Петруши, директора облметаллосбыта Бершадского, заместителя начальника ЮУЖД Карпова, заместителя редактора газеты «Челябинский рабочий» Селиванова[4].

Помощь освобожденным районам имела всенародный добровольный характер. В Челябинске инициатором шефства над восстановлением Курской области стал коллектив завода им. Д. В. Колющенко. 15 сентября 1943 г. в Челябинске состоялся митинг по случаю формирования первого эшелона, на котором секретарь Челябинского обкома А. И. Панкрушев произнес речь: «Отправляемый сегодня первый эшелон — это лишь начало той помощи, которую мы должны и будем оказывать для того, чтобы Курская область снова зажила полнокровной сознательной жизнью. Отправляя первый эшелон, мы должны сегодня на этом митинге взять на себя обязательства братской взаимопомощи. Мы имеем все возможности найти в своем хозяйстве и без ущерба высвободить еще немало станков и инструментов»[5]. Предполагалось ежемесячно отправлять в Курск по два эшелона[6].

19 сентября 1943 г. в Курскую область отправился первый эшелон из 54 вагонов: пять вагонов с оборудованием (200 станков, электромоторы, трансформаторы, компрессоры, запасные части к тракторам), пять вагонов цемента, 17 вагонов пиломатериалов, 17 вагонов круглого леса, десять вагонов предметов широкого потребления, металла и инструментов. Общая стоимость направленного из Челябинской области в первом эшелоне оценивалась в 200 тыс. руб. Эшелон сопровождала делегация из восьми человек[7]. Первый эшелон собирали по всей области, большой вклад в его формирование внес Катав-Ивановский район, который собрал 13 вагонов: цемент, пиломатериалы, листовое железо, канаты, крючья, шурупы, круглый лес и пр.[8]

Отправляя помощь Курской области, стахановцы Катавского района приняли обращение к трудящимся своего района: «По всей нашей стране широкой волной раскатилось могучее патриотическое движение помощи освобожденным районам. Весь советский народ участвует в восстановлении Сталинграда, Ростова-на-Дону, Воронежа, Орла и других городов. По прекрасному почину ярославских и ивановских колхозников вся страна включилась в оказание помощи освобожденным и освобождаемым районам продовольствием, строительными материалами, оборудованием и скотом. Рабочие и колхозники Куйбышевской области выступил инициаторами шефства над возрождением хозяйства освобожденных областей. Наш Катавский район, включившись в этот великий патриотический подъем оказания помощи районам, освобожденным из-под ига немецкой оккупации, в ответ на постановление правительства “О неотложным мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации” взял шефство над Курской областью. В помощь населению Курской области отправлено 13 вагонов различного оборудования и стройматериалов»[9]. «Чтобы помочь курянам, вырвавшемся из страшной фашистской тюрьмы, сбором одежды, вещей домашнего обихода, продуктов питания, инструментов, скота и т. д.» катав-ивановские стахановцы взяли обязательство к 7 ноября отправить еще 60 вагонов.

Помощь Курской области широко освещалась в периодической печати, примеры активного участия в сборе пожертвований должны были мотивировать других на включение в этот процесс[10].

Среди публикаций в прессе и впечатления членов челябинской делегации. Заведующий организационно-инструкторским отделом Челябинского обкома ВКП(б) М. Морковкин, сопровождавший первый эшелон, писал: «Страшная картина последствий немецкого хозяйничанья предстала перед нашими глазами в городах и селах Курской области. В большинстве городов и сел полностью разрушено все народное хозяйство. Разрушены все спиртовые и сахарные заводы, которыми издавна славилась Курская область. Немцы сожгли все социально-бытовые и культурные учреждения. Уничтожены почти все школы, 32 районных и 2 городских больницы, 95 поликлиник и амбулаторий, 91 фельдшерско-акушерский пункт, 5 домов младенца, 110 детских садов, 190 библиотек, 182 избы-читальни». И далее штрихи к картине последствий оккупации: лучшие города области превращены в руины, расстреляно и замучено 28166 человек, полмиллиона жителей остались без крова, «деревня, получившая при советской власти богатую технику, оказалась отброшенной на столетие назад — к цепу, сохе»[11].

Первый челябинский эшелон встретили в Курске 15 октября 1943 г. По случаю прибытия помощи состоялся митинг, на котором выступали челябинцы и руководство Курской области. На этом митинге было зачитано «Письмо трудящихся города Курска трудящимся Челябинской области», опубликованное в «Челябинском рабочем» 5 ноября[12].

Это очень эмоциональный текст, написанный в былинном стиле. В нем извинения тех, кто был в оккупации, за то, что они не могли помогать Красной армии, восхищение и удивление силой советского оружия, созданного на предприятиях в глубоком тылу, благодарность за оказываемую помощь. Вот фрагмент этого текста:

 

Братья и сестры, родные челябинцы!

Когда наш Курск, громя врагов, ворвались полки Красной армии, когда, словно ураган, понеслись крошить немцев краснознаменные «Ильюшины» и «Петляковы», когда в клубах снежной пыли промчались по улицам кировские танки — не было предела нашей радости. Мы ликовали, что вернулась Красная армия и навеки освободила нас от гитлеровского рабства. Мы радовались и потому, что Красная армия пришла к нам сильной и могучей, с чудесным оружием. Мы вышли на улицы и низко кланялись своим освободителям, спросили у них:

– Кто вам дал эту силу, родные, кто вам дал эти танки и самолеты, «Катюши» и минометы, пушки и автоматы? Кто сумел за полтора года войны так великолепно оснастить армию?

И бойцы отвечали нам: кланяйтесь челябинцам, свердловцам, молотовцам, сибирякам — это они дали нам такую технику.

И мы снова спросили у бойцов: как сумели люди советского тыла за короткий срок наладить такую массу оружия?

И бойцы рассказали нам, как в лихую годину войны вы на пустырях, при сильнейших морозах возводили новые заводы, расширяли цеха, устанавливали станки, привезенные с запада. Они рассказали нам, как пришлось вам трудиться, не досыпая ночей, не зная отдыха. И сердца наши наполнились великой благодарностью ко всем, кто своим геройским трудом помогает Красной армии вернуть нам свободу.

<…>

Ваши станки уже в самые ближайшие дни окажут нам помощь в ремонте тракторов. Вы прислали нам вагон стекла — это уже сегодня поможет нам застеклить школы, больницы и новые детские дома, готовые к открытию. Присланные вами ботиночки, уже завтра будут одеты детьми, обездоленными немцами. Любовно изготовленные игрушки доставят немало радости малышам, которые пятнадцать месяцев видели только горе. Каждый ключ, каждый напильник, присланные вами, будут помогать возрождению области.

<…>

Слава южноуральцам, кузнецам могучего оружия, гвардейцам советского тыла![13]

 

В этом тексте представлены последствия оккупации, определены задачи и этапы восстановления хозяйства региона, а также особое внимание уделено тому, что сами жители Курской области делают для восстановления городов и сел[14]. Ведь и в Челябинске люди жили в тяжелых условиях военного времени: напряженный труд, нормированное снабжение, крайне стесненные жилищные условия, поэтому важно было показать, что куряне прилагают немалые усилия к восстановлению своего края: собрали первый урожай, восстановили почти все дома колхозников, возрождают животноводство.

Комплектование эшелонов с помощью происходило в контакте с руководством Курской области, которое формировало списки первоочередного и необходимого. Например, 1 октября 1943 г. Курский облисполком направил А. А. Швареву письмо, в котором отметил необходимые материалы для восстановления базы культурных учреждений (парткабинетов, библиотек, изб-читален, типографий, кинотеатров, радиостудий, школ): подшивки газет и журналов, карты, книги «Краткий курс истории ВКП(б)», 1500 портретов вождей, 1500 плакатов, патефонов для домов культуры, шашки, шахматы, домино, бильярды, для школ 1000 географических карт, карандаши (500 тыс. штук), 10 тыс. учебников, приборы для физических и химических кабинетов, парты, доски; печатные машинки, кинопередвижки, радиоприемники, репродукторы, микрофоны[15]. И уже 6 октября 1943 г. бюро Челябинского обкома постановило о сборе книг. Горкомам и райкомам было предписано организовать сбор литературы в парткабинетах, библиотеках и у населения, до 20 октября книги следовало направить в областную библиотеку[16].

В июне 1944 г. начальник ст. Курск Шубин направил просьбу о выделении мебели, кроватей, столовой посуды, краски и стекла[17]. В это же время обком и облисполком обратились к Н. С. Патоличеву с просьбой об отправке в Курскую область тысячи кубометров леса и мебели для восстановления административных зданий, стройматериалов и сантехники для Дома Советов[18].

Челябинская областная комиссия на основе этих пожеланий формулировала поручения, составляла списки, определяла приоритеты. Так, председатель комиссии А. А. Шварев в одном из своих обращений к секретарям горкомов и райкомов региона отмечал: «Выполняя указания товарища Сталина о помощи районам, освобожденным от немецких захватчиков, трудящиеся Челябинской области оказали большую помощь трудящимся Курской области в восстановлении народного хозяйства, разрушенного немецкими захватчиками. <…> Нет сомнения, что куряне при нашей активной помощи возродят цветущую Курскую область. Но то, что мы сделали, это только начало. Наша помощь не должна прекращаться до полного восстановления всего народного хозяйства Курской области. <…> Сейчас куряне восстанавливают свой областной центр город Курск и обратились к нам с просьбой помочь им восстановить дом советов — одно из лучших, прекрасных задний города, медицинский и педагогический институты, разрушенные и ограбленные немецкими бандитами. Куряне просят направить им для этой цели лес, строительные материалы (цемент, стекло, гвозди, кровельный материал, краски, электрооборудование). <…> На швейной фабрике не хватает запасных частей, обувная фабрика начала работу, но не имеет колодок для обуви»[19].

К концу 1943 г. из Челябинской области в рамках шефской помощи были отправлены восемь эшелонов, 430 вагонов с оборудованием, металлом, лесоматериалами и предметами широкого потребления, в том числе 284 станка, 16 вагонов с инструментами, 19 вагонов разного металла, 39 вагонов сортового и обручного железа, 31 вагон с разным мелким оборудованием, 34 вагона с товарами широкого потребления, 3 вагона литературы, 21 вагон цемента, 23 вагона гвоздей и другие строительные материалы. В числе отправленных эшелоном один был подготовлен обкомом комсомола в честь 25-летия ВЛКСМ (39 вагонов с подарками для молодежи Курска). Колхозники области отправили 450 овец, 170 голов рогатого скота. Об этом сообщал Н. С. Патоличев секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову в письме от 9 декабря 1943 г.[20] В другой записке Г. М. Маленкову обращалось внимание на задержки в продвижении эшелонов: отправленный из Челябинска 19 сентября 1943 г. состав прибыл в Курск 14 октября, отправленный 10 октября — прибыл на место 11 ноября и т. д.[21]

Один из восьми эшелонов, отправленных в 1943 г., был комсомольским. Комсомольцы и молодежь региона сформировали 39 вагонов со стройматериалами, оборудованием, цементом, железом, литературой, предметами домашнего обихода, бельем и т. п.[22]

26 января 1944 г. состоялось очередное заседание областной комиссии, на котором было признано необходимым усилить массово-политическую работу среди трудящихся по оказанию помощи освобожденным районам и особенно Курской области, шире освещать вопросы организации помощи освобожденным районам и проводимой в связи с этим массово-политической работы на страницах городских и районных газет и в местном радиовещании. На этом же заседании был утвержден план отправки эшелонов: 4 февраля из Челябинска — 70 вагонов, 7 февраля из Челябинска — 60 вагонов, 8 февраля из Магнитогорска — 50 вагонов, 10 февраля из Златоуста — 40 вагонов, 25 февраля со ст. Вязовая — 55 вагонов (лес)[23]. На 1 марта 1944 г. из Челябинской области было отправлено 14 эшелонов (608 вагонов)[24].

В архивных фондах горкомов и райкомов сохранились дела со списками собранного для отправки в Курскую область. Например, по Челябинску: завод № 62 направил оборудование, трест маслопрома — пять свиноматок и пять сепараторов, завод № 721 — станки, завод им. Колющенко — инструменты и материалы, СНК Эстонской ССР — десять пар детской обуви, десять пар детских валенок, 20 м хлопчатобумажной материи, литературу на русском языке; Челябгиз — 94 книги, областная больница восстановительной хирургии для инвалидов Отечественной войны — медицинские инструменты, пинцеты, зажимы, термометры, иглы и т. п.; школа № 40 — ручки, карандаши, линейки, перья, столовые приборы, игрушки, одежду[25]. Областной отдел местной промышленности выделил для освобожденных районов 12 тыс. штук гончарной посуды, 2000 металлических ложек, обллегпром отправил 3000 пар мужских ботинок и 17 тыс. чайных стаканов, предприятия кооперации инвалидов подготовили к отправке трикотажные изделия, металлические печи, примусы и другие предметы[26].

Естественно, основными поставщиками шефской помощи стали крупные предприятия, однако в формировании эшелонов участвовало и население, которое делилось с жителями Курской области тем, что было в домах. Вот один из примеров: в марте 1944 г. Кизильский райком ВКП(б) собрал и направил подшефным 572 предмета ширпотреба и домашнего обихода: 85 тарелок, 40 стаканов, 32 чашки, 72 чайных блюдца, 23 кружки, 103 ложки, 67 вилок, 20 сковородок, 35 ножей, 20 ухватов, 20 чайных ложек, 20 чугунков, 6 коромысел, 5 лопат, 8 ведер, 13 сковородников, 3 сахарницы, 3 горшка. Кроме того, были собраны денежные пожертвования — 4000 руб.[27]

В постановлении «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденным от немецкой оккупации» особое внимание уделено восстановлению сельского хозяйства освобожденных районов: возвращение вывезенного во время эвакуации скота, закупка недостающего скота для возрождения животноводства. В течение ноября, декабря 1943 г. и января 1944 г. планировалось заготовить 8000 голов крупного рогатого скота, 5000 овец и коз, 3000 свиней для всех освобожденных районов[28]. Если оборудование, строительные материалы, предметы ширпотреба и прочее предоставлялось безвозмездно, то отправка скота происходила на возмездной основе. Закупочные цены: 1 кг живого веса крупного рогатого скота — 3,85 руб., овец — 3,20 руб., свиней — 4,25 руб.[29] Государство приобретало скот как у колхозов, так и в личных подсобных хозяйствах. При этом скот находился на сохранении до весны 1944 г. и затем был отправлен в Курскую область. Так, к концу 1943 г. в Челябинской области колхозники подготовили к отправке 1225 голов крупного рогатого скота и 5200 овец[30].

Еще одной формой помощи освобожденным районам стал сбор денежных пожертвований. Всего по плану предполагалось собрать 17 млн 700 тыс. руб. — с каждого района от 300 тыс. до 600 тыс. руб., в Магнитогорске — 1 млн руб., в Челябинске — 1,2 млн руб.[31] К 22 октября 1943 г. было собрано 261 099 руб., к 19 января 1944 г. — 1 358 020 руб. Реальные цифры получились намного ниже плановых: например, в Магнитогорске было собрано 241 683 руб., в Аргаяшском районе — 26 030 руб. (при плане 400 тыс. руб.), в Златоусте — 46 167 руб. (при плане 800 тыс. руб.), в Кыштыме — 44 607 руб. (при плане 500 тыс. руб.), в Верхнеуральском районе — 9 243 руб. (при плане 600 тыс. руб.).

Таким образом, Челябинская область внесла весомый вклад в восстановление освобожденной от оккупации Курской области. Денежные пожертвования, сборы одеждой и домашней утварью помогли населению региона справиться с бытовыми проблемами. Отправленные с Южного Урала станки, инструменты, запасные части, строительные материалы позволили приступить к восстановлению разрушенного хозяйства, а также важных социальных объектов. Эта помощь носила безвозмездный характер. Население Челябинской области и предприятия делились материальными ресурсами, которыми сами располагали в весьма скромных объемах. Ответной благодарностью Курской области стали рабочие руки, направленные в Челябинскую область после войны.

Николай Антипин,

кандидат исторических наук,

заместитель директора ОГАЧО

 

Примечания

[1] Урал — фронту / под ред. А. В. Митрофановой. М., 1985. С. 295.

[2] ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 1. Д. 217. Л. 200–280.

[3] Этому вопросу посвящены публикации: Павленко В. Д., Павленко Г. К. Помощь освобожденным районам в период Великой Отечественной войны // Челябинская область : энциклопедия : в 7 т. / гл. ред. К. Н. Бочкарев. Челябинск, 2008. Т. 5. С. 300–302 ; Партийная организация Челябинской области в Великой Отечественной войне. 1941–1945 : сб. док. и материалов / сост. С. Н. Корнеенков. Челябинск, 1981 ; Партийная организация Челябинской области в Великой Отечественной войне. 1941–1945  : сб. док. и материалов / сост. З. В. Шестакова. Челябинск, 1981. С. 295–301 ; Челябинская область. 1917–1945 гг.  : сб. док. и материалов / под ред. П. Г. Агарышева. Челябинск, 1998. С. 230 ; Урал — фронту… С. 294–306 ; Ленинская поступь пятилеток: Из истории развития промышленности и рабочего класса Челябинской области : сб. док. и материалов : в 2 т. Челябинск, 1986. Т. 1. С. 254–266.

[4] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 7. Д. 390. Л. 129.

[5] Там же. Ф. П-92. Оп. 5. Д. 160. Л. 25.

[6] Там же. Ф. П-288. Оп. 7. Д. 389. Л. 226.

[7] Там же. Ф. П-288к. Оп. 1. Д. 410. Л. 4–5.

[8] Там же. Л. 2.

[9] Там же. Л. 3.

[10] Летягин Д. Благородное дело // Челяб. рабочий. 1943. 28 нояб. ; Морковкин С. Что мы видели в Курской области // Там же ; Годовицын Г., Мандрик А. Возрождается курская земля // Там же. 5 ноября.

[11] Морковкин С. Указ. соч.

[12] ОГАЧО. Ф. П-288к. Оп. 1. Д. 412.

[13] Там же. Д. 411. Л. 42–46 об.

[14] Спасибо за братскую помощь, товарищи челябинцы!: письмо трудящихся города Курска трудящимся Челябинской области // Челяб. рабочий. 1943. 5 нояб.

[15] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 1. Д. 411. Л. 53–53 об.

[16] Там же. Оп. 7. Д. 63. Л. 13 об.

[17] Там же. Оп. 1. Д. 411. Л. 9.

[18] Там же. Л. 10.

[19] Там же. Л. 5.

[20] Там же. Л. 34–35.

[21] Там же. Оп. 7. Д. 389. Л. 38.

[22] Там же. Ф. П-485. Оп. 1. Д. 1008. Л. 5.

[23] Там же. Ф. П-92. Оп. 5. Д. 231. Л. 11.

[24] Там же. Ф. П-288. Оп. 7. Д. 389. Л. 38.

[25] Там же. Ф. П-118. Оп. 1. Д. 141.

[26] Там же. Ф. П-92. Оп. 5. Д. 160. Л. 2.

[27] Там же. Ф. П-288. Оп. 1. Д. 411. Л. 38.

[28] Там же. Оп. 7. Д. 390. Л. 123.

[29] Там же. Л. 134.

[30] Там же. Оп. 1. Д. 411. Л. 48.

[31] Там же. Л. 49–49 об.