Повседневная жизнь танкоградцев

Коллектив Кировского завода выполнял и перевыполнял производственные планы, успешно справлялся с любыми заданиями, несмотря на невероятные бытовые проблемы.

Война резко изменила жизнь челябинцев. Перемены чувствовались во всем, и прежде всего в самом насущном – в обеспечении жильем. До войны в городе проживали 270 тыс. человек, а к лету 1944-го – 450 тыс. Только в первые два военных года Челябинск пережил 6-кратное уплотнение населения. 10 тысяч горожан, не связанных с промышленностью, были переселены в сельскую местность. А эвакуированные все прибывали. Вновь прибывшим стали выдавать ордера на подселение не только на отдельные комнаты, но и на часть комнат, а также на кухни, ванные комнаты и т.д. Под жилье приспосабливались подвалы, чердаки, сараи, гаражи, амбары. Вновь прибывших рабочих размещали в землянках, неотапливаемых вагонах, брезентовых палатках.

Началось и строительство жилья. 11 октября 1941 года Наркомат танковой промышленности издал приказ, обязывающий Наркомстрой «…построить в г. Челябинске к 1 марта 1942 г. жилые дома на 20 тыс. человек для рабочих, направляемых на ЧТЗ, в т.ч. на 10 тыс. жителей в 4 кв.1941 г.» В приказе оговаривались даже типы домов, а именно, «…одноэтажные, упрощенного типа, с применением облегченных конструкций, (каркасно-обливные с засыпкой местными материалами, рубленные и др.)» Но облегченные постройки, в которых не было отопления, водопровода, канализации, вентиляции, требовали больших затрат на отделку и частые ремонты, на подготовку к зиме. Постановлением ГКО от 21 декабря 1941 года было прекращено строительство на Урале домов с земляными полами, а в 1943–1944 года запретили возведение бараков как жилья недолговечного и дорогостоящего. С 1943 года началось строительство ведомственного жилья квартирного и комнатного типа с минимальными удобствами. В 1944 году в Челябинске было построено около 73 тыс. кв. м подобного жилья. К началу 1945 года доля землянок и бараков в жилфонде Кировского завода составляла 21 %. В конце войны обеспеченность жильем в Челябинске колебалась от 0,8 до 3,1 кв. м на человека.

Трудно решались проблемы отопления, освещения, водоснабжения. Основным видом отопления было печное, но топлива не хватало. Ограниченно подавалась в дома электроэнергия. Была сокращена и подача воды населению. Особенно трудно было выдержать бытовую неустроенность молодым рабочим, только что окончившим ремесленные училища.

Из письма зам. начальника главного управления трудовых резервов Шишкова директору Кировского завода И. М. Зальцману от 3 декабря 1941 года: «…220 человек помещены заводом в общежитие, которое не приспособлено для жилья (сырое, устроены нары без постельных принадлежностей, без обслуживания), а также не организовано им нормальное питание. Молодые рабочие, впервые пришедшие на производство, оказались в тяжелых бытовых условиях и ежедневно самовольно оставляют производство по 8–10 человек».

В не менее трудных условиях находилось и взрослое население Танкограда. Статистика подтверждает, что процент рабочих, не имевших одежды и обуви, в отдельных районах Урала в первые военные месяцы составлял 30 %. Невыходы на работу из-за отсутствия одежды и обуви отмечались по всему Уралу. Не лучше было положение и у танкоградцев. Многие рабочие, абсолютно раздетые и разутые, оставались жить прямо в цехах.

Из докладной записки парткома Кировского завода в Челябинский горком ВКП(б): «Цех превращен в ночлежку… Рабочий М. живет в цехе с лета 1942 г. Он неоднократно обращался к руководителям цеха за помощью, но бесполезно. Живет в цехе и Р., т. к. обуви нет, а одежда в таком состоянии, что нельзя показаться на улице».

Не лучше обстояло дело и с обеспечением населения продовольствием. Питание горожан было скудным. С августа 1941 года действовала карточная система снабжения населения основными продуктами питания, при этом все население делилось на 4 категории: рабочие, служащие, иждивенцы, дети до 12 лет. Приоритет отдавался рабочим. Нормы снабжения в зависимости от категории колебались: от 200 до 1000 г хлеба в день, от 200 до 450 г мяса и рыбы, от 150 до 1000 г жиров, от 200 до 600 г сахара в месяц. Однако полного отоваривания карточек не было. Недостаток продовольствия в госторговле и общепите отчасти восполнял рынок, но цены на нем выросли в десятки раз и большинству горожан, получавших зарплату от 150 до 700 рублей в месяц, рыночные продукты были недоступны. Зимой 1943–1944 гг. на базарах Челябинска килограмм муки стоил 190 руб., картофеля – 35, говядины – 250, свинины – 375, литр молока – 80, одно яйцо – 21 руб.

Приметой военного времени стало развитие на предприятиях подсобных хозяйств, поставлявших в столовые продукты для дополнительного питания работников. Большое значение также уделялось индивидуальному огородничеству. Бывший первый секретарь обкома партии Н. С. Патоличев вспоминал: «Теперь даже трудно представить, что центральная площадь Челябинска, скверы, все свободные от застроек площадки, просто свободные клочки земли были заняты под картофель». Свои огороды и огородики, просто грядки с самыми простыми овощами помогли выжить в голодные военные годы тысячам челябинцев.

На протяжении всей войны население испытывало крайнюю нужду в промышленных товарах. Не хватало самого необходимого и элементарного – одежды, обуви, предметов домашнего обихода. Нехватку кожаной и валяной обуви восполняла обувь на деревянной подошве, лапти. Поэтому ничего нет удивительного в том, что Наркомат танковой промышленности принял решение о выпуске на Кировском заводе товаров ширпотреба и включении их в план работы завода. Впервые плановые показатели выпуска товаров народного потребления были включены наркоматом в план работы Кировского завода на 3 кв. 1942 года. Отдельный раздел «Выпуск изделий ширпотреба» определял перечень товаров и объем их выпуска:

а) ложки металлические – 5 тыс. (июль – 1 тыс.; август – 2 тыс.; сентябрь – 2 тыс.;

б) вилки столовые -5 тыс. (июль -1 тыс.; август – 2 тыс.; сентябрь – 2 тыс.);

в) ножи столовые – 5 тыс. (июль – 1 тыс.; август – 2 тыс.; сентябрь – 2 тыс.);

г) кремни для зажигалок – 12 тыс. (июль – нет; август – 3 тыс.; сентябрь – 9 тыс.)

На Кировском заводе, как на других крупных заводах, пришлось создать мастерские по плетению лаптей, организовать мыловаренное производство. Так, в марте 1942 года жилищно-коммунальным отделом Кировского завода был начат монтаж мыловаренной установки. В апреле было проведено 4 опытные варки, получено 800 кг хозяйственного мыла хорошего качества. С 19 апреля 1942 года началась систематическая эксплуатация мыловаренной установки. А к 1944 году кировцы производили уже не только хозяйственное, но и туалетное мыло. В мыловаренной мастерской использовались отходы льняного масла и животных жиров. Собственными силами была построена простая резальная машина, сделан штамп, установлены варочные баки.

Развивались и другие производства. В 1942 году на заводе было создано управление рабочего снабжения, которое и организовало выпуск товаров народного потребления. Начинали буквально с нуля. В маленькой швейной мастерской было всего 2 ножные машинки, а в начале 1944 года на заводе действовала разветвленная сеть бытовых производств: пимокатная мастерская, где в сутки производили 20 – 30 пар валенок. Начальник мастерской Г. М. Шавер придумал оригинальную конструкцию машины для разбивки шерсти. На заводе были изготовлены валяльные, фальцовочные, чесальные и моечные машины. Своими силами коллектив мастерской проложил водопровод, сделал электросушильную печь. В итоге вдвое меньший коллектив стал давать вдвое больше продукции. Если зимой 1943 года валенки получили несколько тысяч кировцев, то в 1944 году пимокатчиками завода было обуто более 20 тыс. танкостроителей. В мастерских выпускались мужские, женские и детские валенки. Постоянно увеличивали объем своего производства и заводские сапожная и швейная мастерские. В последней был организован пошив мужских и дамских костюмов, зимних и демисезонных пальто.

УРСом было также налажено производство щеток. Поначалу их изготовлением занималась всего одна женщина. К 1944 году в ее подчинении была целая мастерская с несколькими десятками квалифицированных щеточниц. На первых порах выпускались платяные щетки, затем малярные кисти, сапожные щетки, щетки для бритья и технических целей. Был освоен выпуск и начато производство зубных щеток.

Большим спросом у заводчан пользовалась продукция весоизмерительной мастерской, работники которой по своей инициативе и без чьей-либо помощи наладили производство металлических изделий: ведер, бидонов, тазов, леек, подойников, проволочных вешалок для одежды. Эта мастерская выпускала более 30 видов металлического ширпотреба.

На заводе действовала и спичечная мастерская. Для производства спичек были задействованы несложная машина для резки соломки из дерева, сушильный шкаф, наборные рамки и др. приборы.

В мастерских завода в основном работали домохозяйки, инвалиды войны, подростки. К 1944 году они смогли превратить подсобные предприятия УРСа Кировского завода в мощный комбинат, с каждым месяцем выпускавший все больше товаров широкого потребления. Если в 1942 году они выпускали продукции на 1,5 млн рублей, то в 1943 году – на 6,6 млн рублей. Это была не просто продукция, это были жизненно необходимые товары, спасавшие от холода, от неустроенного быта. Своим трудом урсовцы оказали неоценимую услугу кировцам в их самоотверженном труде для фронта. Усилия коллектива УРСа Кировского завода не остались незамеченными – как и весь коллектив Кировского завода. В 1943 – 1944 годах они не раз выходили победителями во Всесоюзном соцсоревновании, а их труд стал частью героического труда всего многотысячного коллектива Кировского завода на благо Родины, на благо Победы.

В 1945 году завод выполнил все правительственные задания по производству военной техники, непрерывно работал в направлении улучшения конструкции и эксплуатационных качеств машин.

За годы Великой Отечественной войны коллектив Кировского завода дал фронту 18 тыс. танков и артиллерийских самоходок, 48,5 тыс. танковых дизель-моторов, 85 тыс. комплектов топливной аппаратуры. Затраты труда на изготовление тяжелого танка за это время сократились в 4 раза, а себестоимость – более чем вдвое. Коллектив завода 33 раза завоевывал на Всесоюзном социалистическом соревновании первые места и переходящие Красные знамена ГКО. Два из них оставлены заводу на вечное хранение. Трудовые подвиги танкостроителей неоднократно отмечались правительственными наградами. В 1944 году Кировский завод был награжден орденом Красной Звезды, а в 1945 году – орденом Кутузова I степени. 893 работника завода награждены орденами, 28 тыс. – медалями.

Е. П. Турова, зав. отделом публикации и научного использования документов