Первые избирательницы Челябинска

Сегодня политическое равноправие мужчин и женщин кажется само собой разумеющимся. Однако век назад все было не столь однозначно: к 1917 году женщины обладали избирательным правом только в Новой Зеландии, Австралии и в Скандинавских странах.

15 апреля 1917 года Временное правительство постановило, что правом участия в выборах «пользуются российские граждане обоего пола». Как же получилось, что россиянки добились политического равноправия скорее, чем суфражистки Западной Европы и Америки?

Женщины на фронте и в тылу

В августе 1914 года из-за нападения Австро-Венгерских войск на Сербию Россия вступила в Первую мировую войну. За первые три года этой войны надели шинели и ушли на фронт 15 миллионов мужчин. Женщинам воевать запрещалось, но многие патриотически настроенные девушки добровольно взяли оружие в руки и сражались на фронте. В это же время в тылу миллионы солдаток приняли ответственность за благополучие и здоровье своих семей.

В годы Первой мировой войны основной формой социальной помощи членам семей ушедших воевать ратников являлись ежемесячные продовольственные выдачи. Все ратники и члены их семей: жены, престарелые родители, несовершеннолетние дети были учтены в «Раздаточных ведомостях», так же каждой семье выдавалась «Разсчетная книжка», где ежемесячно отмечалось получение ими денег. К октябрю 1917 года в Челябинске было учтено более 6152 солдат и унтер-офицеров и более 9 тысяч членов их семей, то есть каждый седьмой житель Челябинска. Так как на руки выдавались не продукты питания, а их денежный эквивалент, то стоимость пайка в каждом уезде исчислялась исходя из местных цен, которые быстро росли. К началу 1917 года на полученные от государства средства уже не получалось купить столько же продуктов, сколько и в 1914 году, ощущался дефицит товаров первой необходимости. В 1915 и 1916 годах по стране прокатились так называемые «бабьи бунты»: солдатки, протестуя против дороговизны и дефицита, громили продовольственные лавки и магазины.

Социальную помощь от государства на себя их детей получали далеко не все солдатки. В начале двадцатого века официальный развод получить было почти невозможно, и многие крестьяне, подавшись на заработки, заводили в городе новую семью, рождались незаконнорожденные дети. В случае призыва на войну льготами и статусом пользовалась первая жена, так как ее брак узаконен в церкви. А вторая жена могла рассчитывать только на благотворительную помощь. Из документов Челябинского городского попечительства по оказанию помощи семьям нижних чинов узнаем о челябинке Агафье Николаевне Лыковой сожительнице призванного в армию мещанина Андрея Николаевича Кондрахина, с которым они прожили шесть лет одной семьей. Только в июне 1917 года Временное правительство решило эту проблему: для получения статуса солдатки женщине было достаточно предъявить справку из милиции, подтверждающую факт ее совместного проживания с мобилизованным солдатом. В юридических документах 1917 года сожительство мужчины и женщины называлось гражданским браком. В свою очередь военнослужащие добивались исключения из списков получателей социальной помощи их жен, сошедшихся с другими мужчинами. В письме солдата, явившегося домой на побывку читаем: «я приезжал в город Челябинск и моя жена Клавдия Михайлова Вашкина домой меня не приняла и живет с другим, после непродолжительного времени я уехал в полк, в настоящее время я получил отпуск на короткое время, но, как видно, что она совершенно не хочет видеть меня и второй раз не вижу ее».

Освоили новые профессии

Благодаря переписи избирательниц, проведенной в Челябинске в мае 1917 года, нам известно довольно много о роде их занятий. По-прежнему во многих семьях женщины оставались домохозяйками. Так же, как жена чиновника Виктория Робертовна Протасова, женщины купеческого клана Ахметовых и другие челябинки. Другие трудились на семейных предприятиях. Так представители клана Нугумановых (мужчины и женщины) трудились на семейной хлебопекарне, а челябинка Вольфсон Малка Иоселевна работала фармацевтом в отцовской аптеке. Однако в условиях военного времени жительницы Челябинска, в том числе и мусульманки, стали более самостоятельными, они не только трудились в домашних хозяйствах и в семейном бизнесе, но и сами выходили на рынок труда. К 1917 году челябинки освоили профессию телеграфиста, библиотекаря, конторщика, учителя, служащего, письмоводителя, портнихи, няньки, прислуги, чернорабочей, милиционера, журналиста. Двадцатидвухлетняя дочь сапожника Пелагея Назаровна Вятских работала приказчицей, а ее ровесница Агния Яковлевна Пискунова освоила профессию журналиста. Весной 1917 года в числе первых сотрудников Челябинской городской милиции оказалась Клавдия Костина, жена начальника уголовного бюро. Девушки и женщины еще не имели права обучаться в университетах и быть студентами, но в городе проживала курсистка (то есть, слушательница высших женских курсов) Мария Павловна Алферова.

Женщина с грудным ребенком голосует вне очереди

Первые выборы с участием женщин в Челябинске состоялись 30 июля 1917 года: выбирали гласных (то есть депутатов) городской думы в здании Народного дома. В этот день голосование длилось двенадцать часов в 9 утра до девяти вечера. Несмотря на моросящий дождь на выборы пришли почти 16 тысяч избирателей. В очереди перед Народным домом женщины были очень заметны. Вот как описывает ход голосования очевидец: «Вот старушка в пестром платье, господин в котелке, солдат, рабочий, офицер, извозчик… Вот слепой старичок под руку с внучкой тоже пришел исполнить свой гражданский долг, вот женщина с грудным младенцем, не признающим еще вероятно прав гражданства, голосует вне очереди». В очереди шло обсуждение, за кого проголосовать, решение избиратели принимали в самый последний момент. Из-за отсутствия избирательных округов поддержать отдельного понравившегося депутата никак не получалось, голосовали только за списки от политических партий.

В бюллетень требовалось внести цифру с номером партийного избирательного списка. Бюллетень запечатывался в конверт, который бросали в опечатанный сундук. На выборах в Челябинскую городскую думу победили эсеры и другие революционные партии. На фоне революционных событий в стране это казалось вполне допустимым. Но в результате городские думы превратились в политическую арену, а решение бесчисленных хозяйственных проблем отошло на второй план. В числе выбранных в июле 1917 года 85 гласных не было ни одной женщины. В 1917 году россиянки стали избирательницами, но выдвижение в депутаты и на общественные должности стало практиковаться уже после окончания Гражданской войны.

Сергей Кусков,

кандидат исторических наук, ведущий археограф

Объединенного государственного архива Челябинской области