Первая неделя после революции в Челябинске

Жители Челябинска с ликованием встретили известие об отречении царя. Что же последовало вслед за этим? 

3 марта 1917 года состоялось первое заседание Челябинской городской думы. Итогом его стало учреждением нового органа власти – Комитета общественной безопасности (КОБ) во главе с кадетом П. А. Агаповым. Перед новым органом власти стояли три задачи: во-первых, «поддержание всеми мерами и средствами нового правительства»; во-вторых, «сохранение в городе полного спокойствия»; в-третьих, «защита населения от возможного произвола и насилий».

В источниках отсутствуют сведения о каком-либо противодействии новому органу власти со стороны горожан. Однако более сложной оказалась ситуация с расквартированными здесь воинскими частями. Глава Челябинского гарнизона генерал Кареев отказался признавать власть КОБа. По словам историка Н. М. Чернавского, когда ему сообщили о смене власти, он заявил городскому голове П. Ф. Туркину: «Да, какие-то слухи о перевороте ходят, но имейте в виду, если они не подтвердятся, первая шишка вскочит на вашем лбу…». Судьба, однако, распорядилась иначе – в ночь с 5 на 6 марта генерал Кареев был арестован по постановлению КОБа в своем номере в гостинице Дядина. Задержанный уже готовился отойти ко сну, а потому не оказал наряду солдат, пришедшего за ним, никакого сопротивления.

5 марта возник еще один орган власти – Челябинский Совет рабочих депутатов. Через два дня в него вошли и члены солдатского Совета.

6 марта возле кинотеатра «Луч» прошло совместное собрание жителей города и солдат, расквартированных в нем частей. На предшествовавшем ему совещании офицеров было решено освободившийся пост начальника гарнизона отдать подполковнику Вельку, лояльно настроенному по отношению к местной власти. На состоявшемся затем митинге было принято решение направить приветственную телеграмму председателю Петросовета Н. С. Чхеидзе, присутствовавшие при этом офицеры охотно поставили на ней и свои подписи. В ходе последовавшего шествия была выбрана и отправлена в городскую тюрьму делегация из пяти человек, которые ходатайствовали там об освобождении политических заключенных. В тот день 14 человек были отпущены на свободу.

Старая полиция и жандармерия была распущены. 7 марта на заседании КОБа принимается решение об организации городской милиции. Во главу ее поставили В. М. Лисовского. Характерно, что заседание было закрытым, представителей прессы на него не пустили. Вскоре в «Челябинском листке» было опубликовано обращение В. М. Лисовского с призывом к добровольцам вступать в новый орган защиты правопорядка.

10 марта Челябинск праздновал новый праздник – день Великой Русской революции. Вновь было организовано праздничное шествие. Главным цветом праздника стал красный. Как пишет журналист «Челябинского листка», «…замелькали красные бантики, красные ленты, пояса, шарфики и галстуки… Кокарды военных были обтянуты красной материей». Демонстранты несли флаги и плакаты «с разными надписями о свободах». Вновь самое активное участие в шествии приняли солдаты. Играла музыка, произносились пламенные речи. Вечером того же дня город «был иллюминирован».

Итак, Челябинск кипел новой, послереволюционной, лихорадочной и хаотичной жизнью. Образовали новые органы власти, скоро появятся и отделения политических партий, а вместе с тем определятся основные игроки на местном политическом поле.

М.А. Базанов,

канд. ист. наук, ведущий археограф ОГАЧО