Музы у станка: выставка любительской живописи работников ЧТЗ (1936)

Челябинск в 1930-е гг. стремительно превращался в крупный индустриальный центр страны. Все основное внимание руководителей области и города было сосредоточено на строительстве новых и усовершенствовании работы старых предприятий. Молодой рабочий стал основным, наиболее узнаваемым социальным типажом городского жителя. Казалось бы, в таких условиях культурная жизнь в городе должна была заглохнуть, искусство – уступить место более прагматическим занятиям. К тому же Челябинск и до революции был отдален от культурных центров страны, что не способствовало его развитию.

Жизнь, однако, более сложна и является переплетением множества факторов, сочетание которых может привести к самым неожиданным результатам. Советская власть, несмотря на трудности, испытываемые страной, с самого момента своего возникновения поставила в число своих задач как приобщении масс к искусству, так и строительство новой, пролетарской культуры. В этих устремлениях воедино смешались высокие идеалы народного просвещения и чисто прагматические соображения о необходимости ведения пропагандистской работы среди населения.

Уже в 1920-е гг. в Челябинске начали возникать первые изобразительные студии, клубы и просто кружки, ставшие своего рода мостиком между профессиональными художниками и дилетантами, проявлявшими интерес к живописи[1]. Кроме того, усилилась пространственная мобильность населения, что способствовало появлению в городе новых деятелей искусства из культурных центров станы. Так, в 1934 г. в Челябинск приехал художник Александр Порфирьевич Сабуров, в сентябре того же года основавший и возглавивший изобразительный кружок Челябинского тракторного завода.

Дошедшие до нас документы свидетельствуют о том, что первое время своего существования кружок испытывал существенные затруднения материального характера. Не хватало помещений, необходимого инвентаря, литературы[2]. Несмотря на это в 1935 г. его члены заняли первое место на всесоюзной олимпиаде изокружков предприятий автотракторной промышленности в г. Харькове. Благодаря этому десять участников самодеятельности смогли побывать в Москве, Киеве, Феодосии и Ленинграде, где им демонстрировали все богатства местных картинных галерей. После этого администрация завода обратила внимание на художников, однако оказываемая им поддержка в целом оставалась слабой, недостаточной для дальнейшей работы кружка.

В конце ноября 1935 г. в Свердловске открылась крупная выставка «Урало-Кузбасс в живописи», ставшая значимым событием для культурной жизни всего региона в целом. Приняли участие в ней и подавляющее большинство профессиональных художников Челябинска. В марте 1936 г. она была привезена в Челябинск. Картины разместили в клубе ЧТЗ и здании школы фабрично-заводского ученичества ЧТЗ. На несколько месяцев она превратилась в главный культурный объект города[3].

По-видимому, именно ее успех вдохновил и в то же время раззадорил местных художников-любителей, которые приняли решение организовать выставку уже собственных работ. Открылась она 7 сентября 1936 г. и продолжалась 20 дней. Расположилась экспозиция в здании клуба ЧТЗ (заметим, там же, где и «Урало-Кузбасс»). Вход на выставку был свободный с 10 утра до 10 вечера каждого дня. За это время ее успели посетить (согласно официальным отчетам) 4 700 зрителей. Всего выставлялись 149 работ 22 авторов. Половина участников ее были рабочими, четверо человек – инженерами, трое – служащими, и, что еще более интересно, остальные четверо — учениками в местной школе. Вполне ожидаемо, что 18 авторов из 22 являлись членами изокружка ЧТЗ[4].

Сохранился небольшой каталог, дающий представление о круге участников и названиях выставленных картин. Как ни странно, но производственная тематика (если судить по названиям полотен) не была на выставке преобладающей. Основная масса выставленных работ была посвящена природе («Озеро Акакуль» и «Гора Косатур» электрика Е. В. Никольского, «Кама под Сарапулем» конструктора А. В. Соловьева, «Река Миасс» школьника Г. Абдрашитова) и портерным зарисовкам («Портрет сестры» формовщика И. В. Мальцева, «Портрет старика» слесаря С. А. Белоносова). Не обошлось, впрочем, без изображения «вождей» — присутствовал портрет И. В. Сталина и даже два портрета К. В. Рындина. Забавно отметить, что главу областной партийной организации написали приятели — ученики школы № 48 В. И. Кутепов и Г. Абдрашитов, причем первое полотно носило название «К. В. Рындин среди пионеров», а второе — «К. В. Рындин среди юных художников»[5].

К отчету о выставке прилагались выписки из книги отзывов. Самый объемный среди отзывов принадлежал будущему краеведу и архивисту, а на тот момент простому учителю школы № 48 Петру Васильевичу Мещерякову. Приведем небольшую выдержку из него: «Молодцы ребята! Вы далеко ушли вперед от городской студии ССХ[6]. Чувствуется любовное отношение к своему делу руководителя т. Сабурова. У всех чувствуется упористость, настойчивость в работе». Далее следовали восторженные характеристики отдельных работ и художников. Однако будучи человеком резковатым и порывистым, он все же добавил и небольшое критическое замечание: «В данной книге отзывов много хороших отзывов о картинах Рычкова. Я ничего, кроме отрицательного, не могу сказать: плохие копии, грязные краски». Однако даже после этого он противопоставил неудачным картинам другие, мастерски нарисованные полотна и завершил своей отзыв пожеланием всем членам кружка «стремиться к творческой работе»[7].

1 октября 1936 г. на собрании членов кружка подводились итоги проделанной работы. А. П. Сабуров, завершая свой отчет о выставке, делал вывод: «Сейчас изокружок уже перерастает рамки кружковой работы <…>. Он должен быть реорганизован в изостудию»[8]. Присутствовавшие на собрании члены кружка поддержали эту идею, в своей речи подчеркивая, что эта смена статуса позволит улучшить материальные условия его существования. На встречу пришел заместитель секретаря парткома ЧТЗ Земин, пообещавший, что уже в ближайшее время «завком вынесет решение, и, надо полагать, в положительную сторону, об организации изостудии, о приобретении библиотеки и организации творческой экскурсии»[9]. Зашла в его выступлении речь и о премировании членов кружка. Сложно сказать, в какой мере эти обещания были реализованы, однако кружок действительно скоро превратился в студию.

Появление подобных выставок стало ярким знаком того, что культура и искусство не остались чужды жителям Челябинска даже в то суровое время.

М. А. Базанов,

кандидат исторических наук,

главный археограф ОГАЧО



[1] См.: Трифонова Г. С. Художественная культура на Южном Урале (1900—1980). Художественная среда. Музей. Художники. Челябинск, 2009. С. 42—69.

[2] ОГАЧО. Ф. Р-792 «Государственное предприятие "Производственное объединение “Челябинский тракторный завод им. В.И. Ленина” и его правопреемники акционерное общество, открытое акционерное общество “Уралтрак”, открытое акционерное общество “Челябинский тракторный завод”». Оп. 4. Д. 522. Л. 136 об. — 135, 119. Отметим, что в используемом нами деле нумерация страниц проставлена в обратном порядке (по убыванию, а не возрастанию), в силу чего таков же будет и порядок указываемых нами в сносках листов.

[3] Трифонова Г. С. Указ. соч. С. 73—81.

[4] ОГАЧО. Ф. Р-792. Оп. 4. Д. 522. Л. 134—133, 124.

[5] Там же. Л. 124 об. — 123.

[6] ССХ - Союз советских художников.

[7] Там же. Л. 130.

[8] Там же. Л. 136.

[9] Там же. Л. 136 об.