Комитет в белых халатах

 

22 сентября 1941 года в Челябинском обкоме партии была получена телеграмма за подписью Иосифа Сталина. В ней сообщалось о привлечении местных властей к организации помощи военным госпиталям. Руководством страны было предписано создать областной отдел эвакогоспиталей, а также Челябинский областной комитет помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной Армии. Комитеты помощи возглавили шефство над эвакогоспиталями.

Из-за поражения и отступлений первых военных месяцев были утрачены запасы медицинского имущества, уничтожены врагом сотни госпиталей в западных округах. Чтобы возместить эти потери тыловые округа многократно перевыполнили предвоенные планы по развертыванию военных госпиталей. Уже к началу 1942 года Челябинская область перевыполнила предвоенный мобилизационный план более чем в шесть раз.

В первую военную зиму в регионе работало 73 госпиталя, где одновременно лечились свыше 24 тысяч больных и раненых бойцов. И количество раненых продолжало нарастать. Для разгрузки госпиталей несколько тысяч раненых были выписаны на время восстановления здоровья в отпуск. Военные госпитали размещались в 35 населенных пунктах области, и в каждый из них требовалось вовремя подвезти продовольствие и медикаменты; несмотря на тридцатиградусные морозы, в палатах необходимо было постоянно поддерживать комфортную для раненых температуру, предоставлять регулярную баню и смену постельного белья. Например, на питание пациентов госпиталя на 500 коек в сутки требовалось 3–4 центнера хлеба, четверть тонны картофеля, по одному центнеру молока и мяса, 25 килограммов сахара и другие продукты. В ходе войны быстро нарастало количество инвалидов войны, нуждавшихся в социальной поддержке.

Для решения этих и многих других проблем десятков тысяч раненых бойцов без помощи местных предприятий и организаций было не обойтись. Театры, дома культуры, вузы, техникумы и школы направляли «группы содействия» для проведения концертов, бесед, лекций. Промышленные предприятия выделяли технику и рабочих для заготовки и вывозки дров, ремонта зданий, передавали станки и сырьё для госпитальных мастерских, позволяли изготовить недостающее оборудование. Активисты комсомольской организации, сандружинницы Красного Креста, жены сотрудников НКВД каждодневно работали в качестве носильщиков, уборщиц, санитарок, рабочих кухни. Благодаря их малозаметному безвозмездному труду в палатах становилось уютнее, на столах у раненых появлялись котлеты, картофельное пюре, выпечка, салаты. К каждому госпиталю было прикреплено 5–6 колхозов и совхозов, которые, вопреки инструкциям, передавали продовольствие для сервировки праздничных столов на новый год, 23 февраля, 1 мая, 7 ноября, а также помогали обрабатывать посевы в подсобных хозяйствах госпиталей.

Укрепить роль партии

Челябинский областной комитет помощи раненым создавался дважды. На первом организационном совещании в сентябре 1941 года в состав комитета помощи в качестве председателя была избрана Мария Дмитриевна Ковригина, которая тогда занимала пост заместителя председателя облисполкома. Также в комитет вошли заведующий военным отделом обкома партии Сергей Васильевич Зиновьев, представители других областных организаций: ВЛКСМ (комсомол), ВЦСПС (профсоюзы), РОКК (Красный Крест). Наибольшим авторитетом в первом составе комитета обладал представитель облисполкома.

Вскоре роль партии в комитетах помощи была усилена: В телеграмме 8 октября 1941 года И. В. Сталин дал новые рекомендации. В начале документа сообщено о создании Всесоюзного комитета помощи под председательством члена политбюро А. А. Андреева. Далее вождь указал особо, что председателями комитетов помощи следует избирать только секретарей обкомов. Поэтому второй состав Челябинского комитета помощи, впервые собравшийся 1 ноября 1941 года, возглавил секретарь по кадрам обкома Семен Федорович Князев. Тем не менее, вплоть до своего отъезда в Москву в сентябре 1942 года, всю организационную работа областного комитета помощи вела Мария Дмитриевна Ковригина. Позднее на всех постах в Челябинской области ее сменил военный врач Степан Константинович Борисов. В составе комитета были организованы рабочие группы: культурного обслуживания госпиталей, трудоустройства выздоровевших бойцов, мобилизации средств. В городах и районных центрах при местных партийных организациях также были созданы комитеты помощи.

Деятельность комитета помощи

Заседания проводили раз в две недели. Из протоколов заседаний мы можем узнать, что комитет в основном решал мелкие вопросы: о выдаче материальной помощи по жалобам инвалидов войны, закупки недостающего и не предусмотренного табелями госпиталей инвентаря, мебели. В первые месяцы своей работы комитеты совсем не имели денег, но они могли напрямую обратиться во Всесоюзный комитет и в центральные учреждения и "выбить" лимиты на марлю, спецодежду, строительные материалы, горюче-смазочные материалы. Через городские и районные комитеты происходила передача госпиталям из местной торговой сети в долг молока, масла, мяса, растительного масла и других продуктов при срыве снабжения от военного интендантства. Комитет приписал к эвакогоспиталям все учреждения и предприятия на территории области. Их партийные организации были обязаны докладывать о шефской помощи госпиталям.

На протяжении войны в отчетах областного комитета помощи в Москву главной темой оставалась работа подсобных хозяйств, созданных с чистого листа весной 1942 года. Благодаря помощи шефов уже в первый полевой сезон у госпиталей Челябинской области имелось 2801 гектаров посевов зерновых, 880 - картофеля, 265 - овощей, 370 голов коров, 655 - свиней, 581 - лошадей, 738 - птицы. На полях работали колхозники, выздоравливающие пациенты и сотрудники госпиталей. Полученный урожай использовался для улучшения питания и раненых и сотрудников.

Комитеты помощи имели право собирать пожертвования и тратить их по своему разумению. Челябинский областной комитет помощи основной доход получал от деятельности платной поликлиники. В поликлинике работал профессорско-преподавательский состав Киевского медицинского института. Стоимость приема и консультации у специалиста варьировалась в зависимости от наличия у него научной степени и квалификации. Например, прием у доктора медицинских наук профессора стоил более ста рублей. Половина выручки уходила на счет комитета помощи. Опыт Челябинской платной поликлиники был повторен в Кургане и Магнитогорске. Например, за второе полугодие 1942 года платная поликлиника в Кургане дала комитету помощи 72 тысяч рублей дохода. На счет комитета также шли доходы от платной юридической консультации, от артелей «Художник», «Швейник». Только за 1943 год он собрал более 5 миллионов рублей, которые не смог потратить. В 1944 году из-за передислокации в освобожденные районы количество госпиталей быстро сокращалось, поэтому собранное стали тратить на другие нужды. Свыше 2 млн руб. передали в городской бюджет Челябинска, а остальные средства со счета комитета были потрачены на строительство дома инвалидов.

Сергей Кусков,

кандидат исторических наук,

ведущий археограф ОГАЧО