Челябинская область в первые дни войны

 

Начало войны 22 июня 1941 года кардинально переменило жизнь всех советских людей. Предприятия и государственные учреждения в первые военные дни приступили к выполнению мобилизационных планов. Граждане записывались добровольцами на фронт, только за первую военную неделю из области было направлено в войска 4181 человек комсостава, 8048 –  младшего начальствующего состава и 42431 рядовых[1].

В июне-начале июля 1941 г. в числе добровольцев на фронт ушли многие руководители области. Например, второй секретарь обкома партии Сергей Иванович Уразов, секретарь по пропаганде Н. И. Филатов, председатель областного комитета по делам физкультуры и спорта А. И. Подкорытов[2]. В результате в облисполкоме и обкоме партии произведены перестановки. 30 июня заместитель председателя облисполкома Н. В. Васюков был переведён на должность секретаря облисполкома, а вместо него назначили заведующую сектором здравоохранения обкома Марию Дмитриевну Ковригину, которая продолжила перевод социально-культурной сферы области на военные рельсы[3]. 8 июля 1941 г. в должности второго секретаря обкома был утвержден Леонид Семенович Баранов. На протяжении всего военного периода Леонид Семенович осуществлял руководство организационной и кадровой работой обкома, в качестве секретаря обкома он курировал положение в сельском хозяйстве, угольной промышленности, энергетическом секторе, работу транспорта, учреждений здравоохранения и образования[4].

С началом Великой Отечественной войны Челябинский обком Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) превратился в региональный командный центр, руководивший всеми оборонными мероприятиями. От имени областного комитета принимались ключевые кадровые решения, концентрировалась информация о положении дел на местах, велась переписка с центральными государственными, партийными и военными органами. Отделами обкома собирались и анализировались отчёты о ходе мобилизации автотранспорта и тягачей, перестройке работы промышленных предприятий, приспособлении военных госпиталей.

Задачи, стоявшие перед партийными организациями, менялись кардинально. 20 июня 1941 г. в отпуск ушли многие работники облисполкома и обкома партии[5]. За два дня до начала войны завершил работу восьмой пленум Челябинского обкома ВКП(б). На последнем форуме мирного времени в течение трех дней обсуждалось завершение посевной кампании, прием в партию передовиков производства, партийное руководство предприятиями машиностроения и цветной металлургии. Первый секретарь обкома Г. Д. Сапрыкин обратил внимание на проблему поздней посадки овощей, так как колхозы должны были в первую очередь отчитаться о посеве зерновых культур. Критике были подвергнуты Карабашский городской комитет и партийная организация Златоустовского завода имени В. И. Ленина за то, что приняли в коммунисты несколько служащих и ни одного рабочего. Подробно обсудили положение нескольких заводов и рудников, поскольку «перед машиностроительной промышленностью в 1941 году поставлена большая задача по освоению новой техники, обеспечению производства новых высокопроизводительных станков и машин»[6]. Следующий пленум обкома был организован в заочной форме, а его решения были приняты путем опроса делегатов[7]. 4 июня 1941 года первый секретарь обкома Г. Д. Сапрыкин получил «последнее предупреждение» от председателя СНК СССР И. В. Сталина, чтобы к 1 июля вывезти из глубинных пунктов более пятидесяти тысяч тонн хлеба[8].

После получения известий о начале войны руководители партийных организаций также вскрыли пакеты с мобилизационными планами. Согласно им коммунисты должны были организовать митинги на предприятиях и в организациях, на митингах требовалось принять приложенные к планам резолюции. Одним из пунктов этих резолюций было обязательство рабочих перейти на двенадцатичасовую смену[9].

24 июня 1941 г. на бюро обкома были приняты решения о мобилизации коммунистов в Красную Армию, жён красноармейцев – на производство. В решениях было приказано горкомам и райкомам ВКП(б) предоставлять регулярную информацию о положении дел на территориях. Бюро обкома партии решено к 15 октября построить узкоколейку до посёлка Маук, дорога была нужна для вывоза заготовленного леса-кругляка, также были приняты решения по текущим вопросам сельского хозяйства и работы Магнитогорского металлургического комбината и Симского арматурного завода[10]. Из приложений к решениям бюро видно, что большая их часть записана уже 23 июня, то есть не было паузы в работе аппарата обкома[11].

28 июня 1941 г. обком утвердил «Темы лекций, докладов и бесед с трудящимися на ближайший период». Все 27 тем, предложенных для обсуждения в ходе партийно-массовой работы, так или иначе связаны с военной тематикой: «Великая Отечественная война советского народа против германского фашизма», «Фашизм – злейший враг науки и культуры», «Фашистские варвары – душители свободы народов»[12].

Тогда же было принято ранее подготовленное решение об увеличении выпуска многотиражной газеты «Магнитогорский металл» до двух раз в неделю[13]. Однако в тот же день обкомом была получена телеграмма от В. И. Сталина о прекращении «до особого распоряжения» издания журнала «Блокнот агитатора – Челябинск» и сокращении вдвое многотиражных газет предприятий, учреждений и учебных заведений[14]. 30 июня 1941 г. бюро обкома обсудило «введение режима экономии потребления электроэнергии»[15].

Важным источником по региональной истории являются телеграммы, поступавшие в адрес обкома в первые военные дни. 23 июня были получены телеграммы ЦК ВКП(б) «партийным и советским организациям прифронтовых областей», секретаря ЦК ВКП(б) А. С. Щербакова о порядке партийного учёта коммунистов, призванных на военную службу в органы политической пропаганды[16]. Поскольку «наша Родина оказалась в величайшей опасности», в телеграмме ЦК ВКП(б), подписанной И. В. Сталиным, рекомендовалось «быстро и решительно перестроить всю свою работу на военный лад», «покончить с благодушием и беспечностью и мобилизовать все наши организации и все силы народа на разгром врага»[17]. Согласно решению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 23 июня 1941 г. первые секретари обкомов обязывались раз в десятидневку предоставлять справки о производстве боеприпасов[18]. 25 июня была получена телеграмма Сталина о создании Совинформбюро «для сосредоточения руководства работой по освещению международных событий и внутренней жизни страны, а также военных событий»[19].

За июль 1941 г. сохранились телеграммы из других регионов и директоров военных заводов по вопросам организации производства и транспорта. Сотрудникам обкома предлагали взять на контроль продвижение по железной дороге материалов для отдельных объектов, пересылку технической документации. Командующий Уральским военным округом генерал-майор А. В. Катков вступил в переписку с обкомом партии в связи с передачей зданий для расквартирования запасных частей. Например, в одной из своих телеграмм (от 19 июля) он протестует против отвода зданий цирка, театра оперетты, театра в городском саду, веранд городского сада для расквартирования бойцов на осенне-зимний период[20].

В первые военные дни государственные органы продолжили свою деятельность на основании мобилизационных планов и директив советского правительства. Их значительная часть исходила лично от И. В. Сталина, сосредоточившего в своих руках высшие партийные и государственные посты. На фоне известий о неудачах на фронте и продвижении врага вглубь страны утрачивались иллюзии по поводу скоротечности начавшейся войны. Жители Челябинской области на фронте и в тылу достойно вынесли ее тяготы и победили.

С. А. Кусков, ведущий археограф ОГАЧО,

кандидат исторических наук

 



[1] Колпаков А.А., Мазур Г.М. Военный комиссариат // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск, 2008. Т. 1. С. 700-701.

[2] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 19. Л. 1.

[3] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 74. Л. 38.

[4] Кибиткина Г.Н. Баранов Леонид Семенович // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск, 2008. Т. 1. С. 288.

[5] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 72. Л. 74-75.

[6] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 15. Л. 1-374.

[7] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 16. Л. 1-2.

[8] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 2. Л. 131.

[9] ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 5. Д. 35. Л. 71-72.

[10] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 73. Л. 1-2.

[11] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 73. Л. 3-271.

[12] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 73. Л. 45.

[13] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 73. Л. 38.

[14] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 3. Л. 139.

[15] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 74. Л. 228.

[16] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 3. Л. 7.

[17] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 3. Л. 88.

[18] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 3. Л. 129.

[19] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 2. Л. 177.

[20] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 4. Д. 3. Л. 15.

Поделиться