Челябинск. Война. Революция.

Документы «Челябинского городского попечительства по оказанию помощи семьям нижних чинов» о социальной помощи военнослужащим и семейных отношениях в 1917 году
Революционные события 1917 года во многом были спровоцированы военными тяготами. Однако даже самые радикальные политические и социальные изменения не могли отменить факта участия России в Первой мировой войне. Об этом свидетельствуют и документы фонда Челябинского городского попечительства по оказанию помощи семьям нижних чинов (ОГАЧО, Ф. И-49). Из их содержания следует, что система социальной помощи семьям военнослужащих эволюционировала, но продолжала функционировать на протяжении 1917–1918 годов.
Семьи ратников, призванных на фронты Первой мировой войны пользовались определенными льготами, в том числе правом на ежемесячное получение продовольственных пайков (на жену, несовершеннолетних детей, родителей ратника). Стоимость пайка в каждом уезде исчислялась исходя из местных цен, так как на руки выдавались не продукты питания, а их денежный эквивалент. Однако цены постепенно возрастали: в мае 1917 года стоимость пайка составляла 8 руб. 90 коп., в июне – 9 руб. 4 коп. Временное правительство, напуганное ростом социальных расходов, не решилось отменить выдачи пайков, но заморозило их стоимость . Окончательная «монетизация льготы» в условиях ускоряющейся инфляции делала саму помощь военнослужащим все более эфемерной, но государственные выплаты семьям военнослужащих были продолжены и после установления власти большевиков.
Временное правительство значительно изменило систему выдачи пособий семьям нижних чинов. В июне 1917 года право на получение пайка получили гражданские жены ратников и их внебрачные дети. Поэтому в документах Челябинского попечительства появились упоминания о распространении среди горожан гражданских браков. Теперь для получения права на социальную поддержку гражданской жене ратника было достаточно предоставить в попечительство справку из милиции. Например, в удостоверении Челябинской городской милиции от 5 августа 1917 года удостоверялось, что «гражданка Агафья Николаева Лыкова действительно жила шесть лет гражданским браком с Андреем Николаевым Кондрахиным, ныне призванным на военную службу и состояла все время на его иждивении» . 
Отметим, что в государственном документе гражданским браком названо совместное проживание супругов, так как браки официально могли заключаться только в церкви. Летом 1917 года также имел место случай признания Челябинским попечительством фактического распада законного брака. Так, после получения заявления бывшего военнослужащего мещанина Василия Ивановича Вашкина его жена Клавдия Вашкина была лишена всех льгот. Муж жаловался в своем заявлении: «я приезжал в город Челябинск и моя жена Клавдия Михайлова Вашкина домой меня не приняла и живет с другим, после непродолжительного времени я уехал в полк, в настоящее время я получил отпуск на короткое время, но, как видно, что она совершенно не хочет видеть меня и второй раз не вижу ее».
Выдача средств осуществлялась городским и уездными попечительствами, которые согласовывали размеры выплат с Оренбургским губернским присутствием по мобилизационной части. На заседаниях губернского присутствия председательствовал губернатор. В результате Февральской революции этот орган возглавил губернский комиссар. Летом 1917 года выдачей пособий семьям ратников в сельской местности должны были заниматься новые органы местного самоуправления – волостные земства. В Челябинске работа попечительства по-прежнему проводилась под контролем городской управы.
Жены ратников приносили с собой расчетные книжки, где фиксировались все полученные их семьей денежные выплаты . На хранении в ОГАЧО также имеются раздаточные ведомости для получения пособия по г. Челябинску. В ведомости за октябрь 1917 года 6152 военнослужащих и более 9 тыс. членов их семей. На каждого из них приходилось по 9 руб. 4 коп . Заметим, что офицеры и генералы в ведомости не учитывались, а значит, степень милитаризации городского общества была чуть выше. В ведомости указывались ФИО военнослужащего, имя и возраст его жены, а также имена и возраст их несовершеннолетних детей. В некоторых случаях в ведомость вносились родители военнослужащего. Имеются раздаточные ведомости и за другие месяцы 1915–1918 годов.
Таким образом, на хранении в ОГАЧО имеется большой массив биографических сведений о жителях г. Челябинска в период Первой мировой войны и революции 1917 года, в частности о солдатках. Высокая милитаризация общества, достигнутая к началу 1917 года, вне зависимости от политических предпочтений правительства требовала сохранения попечительств и продолжения ими денежных раздач солдаткам. Уже летом 1917 года был запущен процесс их обесценения. Наличие в Челябинске института гражданского брака и частичное признание разводов говорит о вызревании общественной потребности в секуляризации семейно-брачных отношений.
С.А. Кусков, к.и.н., ведущий археограф ОГАЧО
Иллюстрации:
Расчетная книжка на получение продовольственного пособия семейством Еремеева Тимофея Еремеевича (ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 43. Л. 66, 66а, 66б).
Заявление солдата Василия Вашкина в Челябинскую городскую управу о лишении льгот его жены Клавдии Вашкиной (ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 23. Л. б/н).
Удостоверение Челябинской городской милиции, удостоверяющее гражданский брак Агафьи Лыковой с военнослужащим Андреем Николаевым Кондрахиным (ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 20. Л. 34).
Раскладочная ведомость для получения продовольственного пособия семействами нижних воинских чинов по г. Челябинску за октябрь 1917 года (ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 26. Л. 0, 405об., 406, 859об., 860).