90 лет ЧЭМК. Из истории строительства ферросплавного завода

 

 

В годы первых пятилеток в Челябинске была построена группа заводов металлургического профиля. В ходе строительства в 1930 году абразивный, ферросплавный и электродный заводы были объединены в Челябинский электротермический комбинат[1], а в октябре 1931 года это объединение переименовали в Челябинский электрометаллургический комбинат. 25 июля 1931 года самым первым из предприятий комбината приступил к работе Челябинский ферросплавный завод, что считается датой основания ЧЭМК – одного из фондообразователей нашего архива.

Ферросплавное производство – ключевая отрасль чёрной металлургии, она обеспечивает выпуск сплавов железа с кремнием, марганцем, хромом и другими химическими элементами. Эти сплавы необходимы для производства стали[2]. В годы первых пятилеток предполагалось быстрое наращивание количества и мощности предприятий металлургии и металлообработки, в частности, за счёт проекта «Урало-Кузбасс», который активно продвигали глава ВСНХ Г.К. Орджоникидзе и первый секретарь Уральского обкома ВКП(б) И.Д. Кабаков[3]. При реализации политического решения о форсированном развитии металлургической промышленности на Урале наблюдалось отставание сталелитейной промышленности и металлообработки от доменного производства. Для преодоления этой диспропорции требовалось создать ферросплавную промышленность[4].

Документы о строительстве и работе ферросплавного завода сосредоточены в фондах Партийной организации Челябинского ферросплавного завода (П-36), Партийной организации ЧЭМК (П-221), Челябинского электрометаллургического комбината (Р-870), а также в фондах областных государственных и партийных органов власти. Фонд ЧЭМК является наиболее интересным для исследователей истории предприятия, он содержит почти 3 тыс. единиц хранения. Поскольку приказы директора по личному составу и личные дела сотрудников комбината не поступали в наш архив, возможности изучения биографий работников предприятия ограничены.

Челябинск в конце 1920-х годов по-прежнему оставался главным образом центром легкой и пищевой промышленности, а также важным транспортным узлом. Однако вблизи городской черты строилась крупная электростанция, работающая за счёт сжигания местного угля. Генерирующие мощности Челябинской государственной районной электростанции № 1 имени И.Д. Кабакова (ЧГРЭС) сделали возможным запуск в Челябинске энергоёмких производств тракторного, цинкового, ферросплавного заводов[5].

Первоначальный проект ферросплавного завода предполагал закупку оборудования из США, позднее Иностранным отделом ВСНХ была одобрена покупка оборудования для ферросплавного завода у германской фирмы «Сименс-Шуккерт». Уровень сотрудничества в сфере развития советской металлургии с Германией в те годы был очень высок. В июне 1929 года Государственный трест объединенных машиностроительных заводов заключил договор с Акционерным обществом «Фридрих Крупп» о получении от немцев технической помощи в области производства качественных и специальных сталей и специальных чугунов[6]. Строительство некоторых объектов Челябинского ферросплавного завода осуществлялось Акционерным строительным обществом «АльтебауАГ»[7].

Строительные работы начались в июле 1929 года согласно решению Уральского горно-металлургического треста[8]. Тогда городской совет отвел участок земли под строительство ферросплавного завода, позднее в связи со строительством Цинкового завода границы участка были изменены. Летом 1930 года начато строительство алундового и абразивного заводов, позднее –  электродного завода. Ферросплавный, алундовый и абразивный заводы примыкали к территории ЧГРЭС. Начальник Управления строительства ферросплавного завода Николай Федорович Захаров руководил также строительством этих предприятий. После торжественного пуска ферросплавного завода он стал его первым директором. Поэтому сотрудничество предприятий, объединившихся в состав ЧЭМК, возникло на заре их создания.

Проект ферросплавного завода предполагал строительство главной конторы завода, химической лаборатории, шихтового двора, промежуточного корпуса, главного плавильного корпуса, смоловарки и бассейна, склада для ферросилиция, склада для феррохрома, бочарной мастерской. Большинство объектов возводилось из железобетона, также при строительстве использовали кирпич и дерево[9]. На площадку строительства требовалось подвести коммуникации: линии электропередач, железнодорожные пути, водопровод[10].

Благодаря использованию тепляков, удалось продлить строительный сезон на зимние месяцы. Однако условия работы и материально-бытовое положение рабочих оставались тяжелыми, стройка испытывала отток сезонных работников. К строительным работам привлекли большое количество сезонных работников, например возчиков. Вербовка рабочей силы для строительства велась на территории Нижне-Волжского и Средневолжского краев, в Мишкинском и Курганском районах Уральской области.

При строительстве ферросплавного и других заводов электротермического комбината в максимальной степени использовались местные строительные материалы. Феррострой самостоятельно заготавливал бутовый камень, щебень, гравий и песок[11]. При управлении строительства имелась собственная лесопилка, было запланировано строительство завода шлакобетонных изделий (отходы угольного шлака с ЧГРЭС)[12].

Одновременно на ЧЭМК велось жилищное строительство, образовались два поселка. Проект застройки был подготовлен свердловским институтом Уралгипрогор. В акте обследования областной комиссией РКИ от 30 марта 1932 года[13] дано описание границ этих поселков: «Нижний поселок начинается от исправдома до границы поселка ЧГРЭС. Большая часть поселка построена, часть домов строится, остальные предположено построить в 1932 году. Верхний поселок, расположенный к востоку от Нижнего, между планируемым поселком ЧТС с юга и промышленной площадкой ЧЭМК с севера». На территории соцгородка ЧЭМК велось строительство звукового кинотеатра (из-за ошибок, допущенных при строительстве и проектировании, рухнула одна из стен недостроенного здания, и его пришлось полностью перестраивать), школы фабрично-заводского ученичества и детской больницы, больницы для взрослых. Пока больница не была построена, строителей обслуживал медицинский пункт ЧГРЭС. Для размещения большого количества работников вблизи промплощадки были построены временные бараки[14]. К апрелю 1930 года строительство располагало 5 бараками вместимостью в 610 койко-мест. Кроме того, за пределами заводского поселка управление строительства использовало 13 жилых помещений на 270 мест из расчета 3,5 м2 на одного человека. Коновозчики квартировали жилье в окрестных деревнях, главным образом в Першино[15].

Производственные и бытовые проблемы строительства отражались в решениях партийной организации, в декабре 1929 года возникла комсомольская организация «Ферростроя»[16]. В марте 1930 года партийное бюро строительства констатировало, что «Центральный рабочий кооператив не подготовился к развертыванию строительства», так как наблюдались очереди за мукой и другими товарами. Не было налажено обеспечение горячим питанием работников на каменных карьерах и возчиков. Коммунисты постановили «расширить лавку на строительстве» и «все дефицитные товары: обувь, галоши, сапоги – посылать в таковую», «наладить снабжение питанием и другими товарами рабочих, служащих и их семей, особенно сезонников, удовлетворив их сезонной обувью»[17]. В октябре 1930 года совместным решением партийного бюро и профсоюзного комитета строительства указывалось: «Немедленно изжить несвоевременную доставку на работу рабочих и служащих. В трехдневный срок изжить очереди у кассы при получении рабочими жалования». Сохранялись проблемы и в бытовом обслуживании рабочих. По мнению партийного и профсоюзного актива, общежития отапливались не в полной мере, наблюдались случаи заболевания тифом и другими инфекционными болезнями, «столовая совершенно не приспособлена для зимы, а к оборудованию новой зимней столовой не принимается срочных мер»[18].

В январе 1931 года партийное бюро заслушало вопрос об организации охраны. Отряд охраны в те дни состоял из 166 человек. Охранники жаловались на недостаточное отопление в бараках, где температура падала до нуля градусов, затруднения в обеспечении водой и дровами. Коммунисты высказывали и претензии к охране: «К караульной охране есть недоразумения. Есть случаи, что часовым не подчиняются, оскорбляют, в то время как не пропускают их без пропуска. Но и от часовых тоже есть неправильности, когда они пропускают без пропуска или же какой-нибудь бумажки». Нарушения трудовой дисциплины и охранники и руководство строительства были склонны объяснять социальными факторами: «Еще бы у вас не было безобразия, когда у вас набраны рабочие (нэпманы, цыгане, мясники) где же тут не будет воровства, пьянки и так далее»[19]. 13 июля 1931 года организовано партийное бюро строительства комбината, которое уже в сентябре 1931 года объединяло 8 партийных ячеек[20].

Подготовка и обучение рабочих для ферросплавного завода проводилась на базе Саткинского металлургического завода[21]. Первая плавка ферросплавов на заводе состоялась уже 7 ноября 1930 года, что стало возможным благодаря переносу оборудования из Саткинского завода.

В период завершения монтажных работ назначалось несколько дат официального открытия завода. Однако окончание строительных и монтажных работ зависело от сроков получения заказанных в Германии электропечей и другого оборудования. В декабре 1930 года был принят план производства с целью пуска завода к 1 марта 1931 года[22]. Спустя два месяца (7 февраля 1931 года) партийное бюро комбината пришло к выводу о невозможности пуска завода к этой дате, в итоге этого заседания коммунисты решили «выбрать комиссию, которая, чтобы дала такую директиву, чтобы все зашевелились»[23].

6 июня 1931 года партийной бюро Челябинского электротермического комбината установило еще одну дату пуска ферросплавного завода к 1 июля, и ожидало от рабочих-монтажников «новый подъем трудового энтузиазма». Эта директива увязывалась с решением XVI съезда ВКП(б) о создании Урало-Кузбасса, что требовало «форсированного развития ферросплавной промышленности и в первую очередь быстрейшего пуска семи электропечей Челябинского завода ферросплавов». К тому же пуск первого в СССР завода ферросплавов должен был приблизить «страну советов к полному освобождению от зависимости от капиталистических стран»[24]. 7 июля 1931 года пуск завода был перенесен на десятое число. Для достижения заветной цели коммунистам строительства предписывалось «втянуть всю гущу рабочих на выполнение вышеуказанного мероприятия, практически заставить рабочих, инженерно-технический персонал путем ударничества, соцсоревнования, укрепления себя на работе», а еще: «поставить их ответственными за каждый участок своей работы и заострить все ихнее[25] внимание на досрочный пуск завода»[26].

Официальная приемка первого цеха состоялась 25 июля 1931 года, Челябинский ферросплавный завод стал одним из первых в Советском Союзе предприятий в своей отрасли. 25 октября 1931 года «в соответствии с ходатайством общественных и профессиональных организаций Уральской области» президиум ВСНХ СССР постановлением № 749 присвоил заводу имя Г.К. Ворошилова[27]. За 1931–1935 годы коллектив завода освоил производство ферросилиция, феррохрома, ферро-силико-хрома, ферромолибдена[28]. Из года в год увеличивалось количество произведенной продукции, в 1934 году было произведено 25 тыс. тонн ферросплавов. По кабелю, проложенному от ЧГРЭС, на завод поступала электроэнергия. 29 октября 1931 года Челябинский электротермический комбината был переименован в Челябинский электрометаллургический комбинат. В 1935 году в составе ЧЭМК производили продукцию не только ферросплавный, но и абразивный и электродный заводы[29].

В ОГАЧО хранятся документы, которые могут рассказать об обстоятельствах индустриального развития Челябинской области. Приглашаем в читальные залы ОГАЧО ученых и краеведов, интересующихся историей ЧЭМК и других славных предприятий.

С. А. Кусков,

ведущий археограф ОГАЧО,

кандидат исторических наук



[1] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 2. Д. 11. Л. 1.

[2] Дегтярев П.Я. Ферросплавное производство // Челябинская область: энциклопедия в 7 т. Т. 6. Челябинск, 2008. 944 с. С. 865.

[3] Очерки истории Коммунистических организаций Урала. В 2-х т. Т. 2. Свердловск: Ср. Ур. кн. изд-во, 1974. 424 с. С. 101.

[4] Исупов Г.И. Черная металлургия Челябинской области. Челябинск: Челябгиз, 1936. 94 с. С. 13.

[5] По Советскому Уралу. Путеводитель. Свердловск: Газетное изд-во Уралоблисполкома, 1930. 588 с. С. 504-506.

[6] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 10. Д. 11. Л. 53-56 об.

[7] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 10. Л. 14-15.

[8] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 3. Л. 1-2.

[9] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 4. Л. 14 об.

[10] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 5. Л. 1-8.

[11] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 8.

[12] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 4. Л. 2.

[13] РКИ - Рабоче-крестьянская инспекция

[14] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 2. Д. 12. Л. 137.

[15] ОГАЧО. Ф. Р-870. оп. 1. Д. 4. Л. 1-10.

[16] ОГАЧО. Ф. П-36. Оп. 1. Д. 1. Л. 1; Ф. П-221. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

[17] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 1. Л. 14.

[18] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 1. Л. 18.

[19] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 64.

[20] ОГАЧО. Ф. П-36. Оп. 1. Д. 1. Л. 11.

[21] Гусаров В.Н. Судьбы моей маршрут. Челябинск, 2000. 295 с. С. 34-43.

[22] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.

[23] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 64-65.

[24] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 90.

[25] Так в документе.

[26] ОГАЧО. Ф. П-221. Оп. 1. Д. 2. Л. 98 об.

[27] ОГАЧО. Ф. Р-870. Оп. 1. Д. 6. Л. 54.

[28] Исупов Г.И. Черная металлургия Челябинской области. Челябинск: Челябгиз, 1936. 94 с. С. 30-31.

[29] Промышленные предприятия Челябинской области (цензовые). Челябинск: Обл. УНХУ Челябинской обл., 1935. 178 с. С. 36-37.

Поделиться