25-летие архивной службы: как это было в Челябинской области

1943 год был одним из переломных моментов Великой Отечественной войны. В феврале был завершен разгром немецких войск под Сталинградом, в июле–августе – сражение на Курской дуге. Два этих события окончательно изменили расстановку сил на фронте, предопределив в дальнейшем победу Советского Союза в этом конфликте. Конечно же, это не более чем случайность, но именно на это год пришелся 25-летней юбилей подписания декрета о реорганизации и централизации архивного дела, с которого и берет начало история государственной архивной системы в России. Проигнорировать эту дату было невозможно, тем более, что архивисты, несшие вместе со всеми остальными гражданами страны все тяготы и лишения военного времени, нуждались не только в материальной, но и эмоциональной поддержке. Несмотря на все затруднения, Главархив СССР провел ряд юбилейных мероприятий, центральным среди которых стала всесоюзная конференция историков-архивистов 1–3 июня 1943 года в Москве (более обстоятельно см.: Цаплин В.В. Конференция историков-архивистов ССССР в Москве 1–3 июня 1943 г. // Отечественные архивы. 1993. № 5. С. 42–55).

Что же в этом году происходило в Челябинске? Каким образом наши непосредственные предшественники отмечали этот юбилей?

В марте 1943 гола в Москве состоялось совещание сотрудников отделов государственных архивов УНКВД (напомним, что после 1938 года все архивные учреждения были переданы в подчинение этого ведомства) по вопросам научно-издательской деятельности. Собственно, совещание это непосредственно предшествовало конференции и было с нею связано. В соответствии с официальным письмом председателя Главарива СССР И. И. Никитинского от Челябинска на совещание был направлен Б. Г. Слицан (см.: ОГАЧО. Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 313. Л. 169–169 об). Увы, сборник материалов совещания не публиковался, а текст выступления Б. Г. Слицана не сохранился. Впрочем, в письме И. И. Никитинского перечислялись вопросы, которые должен был осветить в своем выступлении командируемый: число и тематика публикаций архива (в том числе и тех, что еще только готовились к печати), рецензии и отзывы на них в печати, сведения о ведении агитационной работы и издании пропагандистских материалов.

Нет никаких свидетельств того, что челябинские архивисты присутствовали на всесоюзной конференции. В библиотеке и фонде Государственного комитета по архивным делам хранятся экземпляры небольшой брошюры с текстами резолюции конференции (Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 313. Л. 189–197), но они были направлены в архив позднее, в августе, вместе с сопроводительным письмом Главархива СССР (см.: ОГАЧО. Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 313. Л. 66). Однако это не помещало в тот самый исторический день, 1 июня, устроить общее собрание работников архивной службы Челябинской области, посвященное 25-летию декрета. В повестке дня значились два вопроса: «25-летие архивного строительства. Декрет Ленина В. И.» и «Объявление приказов командования». Увы, не сохранились тексты докладов, но стенографист зафиксировал реплики выступавших в прениях. Приведем некоторые из них: «В последние годы оч[ень] увеличился рост печатной продукции. Нас с удовольствием печатает областная газета и Челябинское областное издательство», «…перед Вами госархив, который имеет культурный вид и кто побывает здесь и вникнет в содержание работы, уходит с совершенно другим мнением ([поняв, что] госархив что-то значительно большее, а не кладбище бумаг», «В работе госархива и филиалов нашей области имеются большие успехи» (ОГАЧО. Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 320. Л. 39–40). Под «приказами командования» понимались официальные объявления о благодарности от начальника областного архивного управления. Таковые в тот день получили: Угрюмов (старший инспектор архивного отдела), И. И. Парфентьев (директор Государственного архива Челябинской области), П. В. Мещеряков (сотрудник ГАЧО, один из известных челябинский краеведов), Расина (заведующая архивом Кировского завода) (Там же. Л. 41).

Для популяризации архивного дела была организована и выставка «25 лет архивного дела в СССР», логичной частью которой стала и экспозиция по истории Челябинского архива. В годовом отчете архивной службы обозначены отдельные ее темы и направления: «Организация губархива и его реорганизация», «Местные постановления исполкома об архивном деле», «Что хранит госархив», «Научно-исследовательская работа», «Работа читального зала», «Справочная работа», «Госархив в дни Отечественной войны» (ОГАЧО. Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 320. Л. 8). Увы, не сохранилось ни списка выставленных экспонатов, ни фотографий этой выставки.

Был составлен и очерк истории архивной службы Челябинской области (см.: ОГАЧО. Ф. Р-519. Оп.1. Д. 101. Л. 1–56), на основе которого архивная служба создала свой «отчет-обзор» на ту же тему (ОГАЧО. Ф. Р-321. Оп. 1. Д. 313. Л. 83–117), отправленный далее в Москву. Фактически это первая рукопись, посвященная истории архивной службы Челябинска. Технически, впрочем, она выглядит очень слабо – ее авторы иногда целыми станицами без изменений воспроизводили отчеты старых директоров (особенно Н. М. Чернавского), перемежая их со столь же детально воспроизведенным текстом учебника по архивоведения А. В. Чернова. Заметно и неравномерное распределение материала – значительная часть рукописи посвящена первой половине 1920-х гг., что, видимо, связано с явно лучше сохранившимися и более обстоятельными (в сравнении с остальными) отчетами Н. М. Чернавского. Важно в данном случае другое – перед нами первая попытка самоописания челябинских архивистов, первая их попытка рефлексии о собственном прошлом.

Позитивным моментом является и тот факт, что в качестве отрицательного явления называлось массовое выделение бумаг в макулатуру – а ведь сравнительно недавно, в 1930-е гг.,  это порочное явление поощрялось и культивировалось самой же властью (знаменитые «макулатурные кампании»). Частью «отчета-обзора» стал и список всех работ челябинских архивистов с 1922 по 1943 гг., в дальнейшем изданный в виде небольшой брошюры (сохранилась в библиотеке ОГАЧО).

В плане праздничных мероприятий значилась и организация радиопередачи на тему «25 лет архивного строительства в СССР», ответственным за проведение которой был назначен П.В. Мещеряков. Увы, но это начинание не удалось реализовать. Текст не удалось согласовать, его несколько раз редактировали, и достаточно обстоятельно (изменилась даже тема выступления, новая формулировка звучала как «Архивные документы на службе оборонной и местной промышленности»), а в итоге от проведения радиопередачи вообще отказались. В том же году П. В. Мещеряков, известный своим нервным, конфликтным характером (приведшим его на склоне лет к самоубийству) оставил архивную службу, уйдя на пенсию по инвалидности. Были ли связаны эти события, сейчас уже вряд ли можно сказать с точностью…

В целом же можно отметить – четвертьвековой юбилей архивной службы впервые обратил челябинских архивистов к рефлексии, размышлениям о своих достижениях и недостатках, пройденном за этот короткий отрезок времени пути. И пусть часто эта рефлексия выглядит научно слабой – это была лишь первая таковая проба.

М. А. Базанов,

канд. ист. наук, ведущий археограф ОГАЧО