Цены военного времени.

С. А. Кусков, кандидат исторических наук, ГУ ОГАЧО

C началом Великой Отечественной войны общество постепенно проваливалось в состояние нехватки товаров и продуктов, а в последующее время – в состояние голода.   Перед челябинцами встали почти неразрешимые проблемы – прокормиться и выжить. С продуктами было неблагополучно и раньше, до войны. Когда случались перебои с хлебом, то перед магазинами выстраивались особенно длинные очереди. В 1940 году положение оказалось столь отчаянным, что обком партии распорядился ввести карточки. Но они после личного вмешательства И.В.Сталина вскоре были отменены. В начальный период Великой Отечественной войны снабжение быстро ухудшалась. В результате мобилизаций деревня потеряла треть своего населения, а города и рабочие посёлки разрастались. Теперь в области на одного жителя деревни (женщины, подростка, старика) приходилось три горожанина. Мобилизация людей и заготовка продовольствия из скудных урожаев (3-4 центнера с гектара) делали колхозников редкими посетителями городских «толкучек». Крестьяне иногда торговали на базарах картошкой и овощами, но их самым массовым и ходовым товаром была махорка. Продавали её по 7-8 руб. за стакан. В области ежегодно махорки (папиросы были малодоступной роскошью) продавали более чем на 100 млн. руб. А покупали или выменивали колхозники хлеб и промышленные товары.

Колхозники намного меньше торговали на колхозных рынках, чем горожане. Те из них, кто имел огороды и скот, продавали на базарах картофель, яйца, молоко. Летом 1941 г. на базарах ещё сохранялся предвоенный уровень цен. Молоко продавали по 3-4 руб. за литр, кило мяса за 18-24 руб., картофель – за 2-2,5 руб. за кило. Такие цены держались в Челябинске и других городах области. Самыми высокими были цены в Кыштыме и Златоусте, но там дешевле был картофель. Надо сказать, что и цены мирного времени «кусались», казались очень высокими.

С августа 1941 г. на рынках начался быстрый рост дороговизны. В октябре 1941 г. в городах области были введены карточки, которые гарантировали получение минимума продуктов. Дополнительное продовольствие следовало покупать на рынках. Желающих приобрести что-либо съедобное за деньги оказалось намного больше чем продуктов. Максимума цены военного времени достигли в мае 1943 г., когда килограмм свинины покупали за 400 руб., говядины – за 320 руб., муки – за 230 руб., картофеля – за 76 руб., капусты – за 70 руб. Литр подсолнечного масла стоил 500, молока – 76, десяток яиц – 180 руб. По этим ценам на шести челябинских «толкучках» в мае 1943 г. было продано 76 литров подсолнечного масла; в Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Троицке, Кыштыме (в городах с совокупным населением около миллиона жителей) было реализовано 13,7 тыс. десятков яиц, 36 тонн мяса, 170 тыс. л. молока.

Надо сказать, ежемесячные заработки людей были невелики. Рабочие на военных заводах получали по 600-700 руб., рабочие прочих отраслей и на вспомогательных производствах – 300-600 руб., машинисты локомотивов до 1 тыс. руб., врач в больнице - 600-800 руб. в зависимости от должности, машинистка в учреждении получала 200-250 руб., уборщица - 160 руб. При этом часть заработанного уходила в счёт обязательных и «добровольных» платежей.

В результате постоянного роста цен, и без того беспредельных, изменялись способы торговли. Теперь продажа шла не на килограммы, а стаканами. Хлеб продавали не буханками (булка хлеба весила тогда килограмм), а ломтями. Большинство торговых операций шли путём обмена. Обычно меняли хлеб на картошку. Соотношение было 1:8. Универсальным средством обмена была водка. Городская «толкучка» была местом, где встречались заинтересованные лица. Они договаривались об условиях, а обмен совершался в более безопасном месте. Поэтому на «толкучке» всегда было людно. Колхозные рынки открывались в 10 часов утра, а закрывались в 16 час. «Закрытие» проявлялось в уходе с поста милиционера, но «толкучка» продолжала «работу». Торговали не только продуктами, но и продовольственными карточками, различными талонами и пропусками, дававшими право питания в столовой, зачастую поддельными или крадеными. Предприимчивые горожане на поездах или с подводой в поисках продуктов для покупки или обмена добирались до Аркалыка, Западной Башкирии, Оренбуржья. На «толкучках» совершались сделки по продаже скота. Если в июне 1941 г. дойная корова стоила 2-2,5 тыс. руб., то уже в 1942 г. её цена подскочила в 20 раз и дошла до 40-50 тыс. руб. На эти деньги можно было купить танк Т-34, а за трех коров - штурмовик Ил-2. Некоторые советские люди так и поступали, а купленные на военных заводах ружья, танки и самолёты, дарили родственникам, сражающимся на фронте.

Власти постоянно отслеживали ситуацию на рынках. Милиция при попытке  сбыта товаров  ловила расхитителей продовольствия и мошенников. Были вскрыты схемы кражи продовольствия с мельниц и из магазинов. Начальник одной из железнодорожных станций в конце 1942 г., в период, когда Сталинградская битва перекрыла поступление бакинской нефти и каждый литр горючего был на счету, продал на сторону четыре бесхозные цистерны с нефтью (годовой лимит всех госпиталей и больниц области был меньше) и другие бездокументные грузы.

Перед администрацией колхозных рынков была поставлена задача снижения цен на продукты. Сначала попробовали приказать. Январь 1942 г.: перед торговцами мясом – очереди, цены по 200 руб. за кило и выше. К прилавку подбегает работник рынка, рядом с ним вооружённый милиционер. Они требуют удешевления товара. Продавец упирается. В спор вмешиваются ожидающие своей очереди покупатели, они недовольны – ведь зря мёрзнут, и оттого вступают в перепалку. «Спекулянт» сбрасывает рублей пять или десять, а «защитники народа» спешат к следующему прилавку. В следующий раз торговцы ещё более приподнимали цену, а после «разъяснительной работы» чуть сбрасывали.

Предполагалось, что продавцы будут торговать по «правильным» ценам, установленным горсоветом, то есть в три раза дешевле фактического уровня. Чтобы заинтересовать колхозников держаться этих цен, им разрешали 5%, а в некоторых городах даже 10% от выручки потратить в ларьке на ткань, мыло, спички, нитки и другие особо ценные промышленные товары по государственной цене. Однако понимая, что рост цен вызван недостаточным предложением, базарный надзор отказался от «воспитательных» мер и всячески стимулировал подвоз продуктов. В дальние сёла направлялись грузовики, заправленные за государственный счёт. Колхозники использовали этот транспорт, чтобы съездить в город, продать что-то из своих запасов. К таким выездам пристраивались и финансовые работники из районов. Поскольку легко можно было оценить размеры выручки у каждого и «реализовать» облигации государственного займа.

Когда по городу разносился слух о возможном приезде колхозников, готовых торговать по установленным ценам, то уже с ночи, несмотря на усталость и непогоду, перед «толкучками» собирались очереди. Некоторые предприимчивые люди пытались встретить крестьянскую подводу на въезде или выменять какие-нибудь продукты по дороге на рынок. Наиболее удачливые, после 9–10 часов в очереди покупали 2 кг. мяса с костью всего за 100 рублей. Часто два соседа по прилавку за одинаковый товар брали цены, различавшиеся в три раза.

С осени 1943 г. вплоть до голодного 1946 г. цены на продукты помалу проседали вниз. Люди приспосабливались. Почти у всех имелись участки земли под картофелем и овощами. Все городские окрестности были засажены, отгорожены, неусыпно охранялись. Стали отовариваться все карточки. Урожаи зерновых также оказались более благоприятными, однако даже  в победную весну цены на все продукты были в два раза дороже, чем в мае 1941 г.

Власти боролись с ростом цен разными средствами: угрозами и требованиями, введением карточного снабжения, навязыванием крестьянам «правильных» цен, ускоренным изъятием денег из обращения. Но наибольший эффект в борьбе с дороговизной и голодом дало распределение земель под огороды среди горожан.

 

Цены в районных центрах Челябинской области в 1941-1945 гг.

 

 

1941

ноябрь

1942 февраль

1942 декабрь

1944 январь

1944 июль

1945 январь

1945 апрель

Мука пшеничная., кг

7-11 руб.

10-31 руб.

80-250 руб.

130-250 руб.

110-240 руб.

31-100 руб.

100-300 руб.

Говядина, кг

15-55 руб.

40-80 руб.

130-230 руб.

140-250 руб.

100-200 руб.

70-140 руб.

60-130 руб.

Молоко, л

2-12 руб.

8-12 руб.

15-60 руб.

40-80 руб.

15-40 руб.

10-30 руб.

10-28 руб.

Яйца, дес.

12-15 руб.

15-23 руб.

90-150 руб.

100-250 руб.

100-200 руб.

90-150 руб.

Нет данных

Масло топлёное, кг

60-160 руб.

130-200 руб.

600-1000 руб.

500-900 руб.

350-400 руб.

250-400 руб.

150-400 руб.

 

 

Продовольственные цены в 1941-1945 гг. по городам Челябинской области.

 

 

1941 июнь

1942 февраль

1943 июнь

1943 декабрь

1945 ноябрь (Челябинск)

Мука пшеничная, кг.

3,5-5 руб.

37,5-50 руб.

200-350 руб.

160-220 руб.

23 руб.

Говядина, кг.

18-23 руб.

Нет данных

200-300 руб.

200-230 руб.

40 руб.

Молоко, л

2-4 руб.

25-35 руб.

50-90 руб.

50-85 руб.

20 руб.

Картофель, кг

1,25-2,5 руб.

9-15 руб.

60-80 руб.

25-45 руб.

5 руб.

Яйца, дес.

5-11 руб.

60-85 руб.

130-200 руб.

170-250 руб.

55 руб.

Масло топлёное, кг

30-55 руб.

300-450

600-800 руб.

600-800 руб.

200 руб.