Школа военной поры

Е. П. Турова,

зав. отделом публикации и научного

использования документов ГУ ОГАЧО

В годы Великой Отечественной войны было немало сделано для повышения качества работы учебных заведений, несмотря на то, что школы были переполнены, а учителей не хватало, и все учебные заведения сполна делили трудности, выпавшие на долю воевавшей страны.

К середине войны остро встал вопрос о выполнении закона о всеобуче: если в 1940 году в школах области обучалось 266,5 тыс. детей, то в 1943/44 уч. году вместо предполагаемых 197,3 тыс. человек сели за парту лишь 169,7 тысяч. Объяснялось это тем, что многие подростки ушли на производство – встали к станкам, наравне с колхозниками работали в поле и на ферме. А более пяти тысяч детей не смогли вовремя пойти в школу потому, что у них не было подходящей одежды и обуви, или же школа была расположена слишком далеко от дома. Многие дети, ослабленные недоеданием,  бытовой неустроенностью, сильно болели.

Все это послужило серьезным поводом для беспокойства местных властей. В течение 1943 года вопросы всеобуча обсуждались на заседании облисполкома пять раз, а в феврале  1944 года этому была посвящена сессия областного Совета депутатов трудящихся. К 1 февраля 1944 года численность детей, не охваченных учебой, удалось сократить до 2 730 человек. Но проблема оставалась, поэтому власти продолжали искать пути ее решения. 18 февраля 1944 года школьная комиссия Челябинского горисполкома приняла решение:

«1. К учащимся, которые не могут посещать школу, прикрепить учителей, учащихся 10-х классов или грамотных активистов и комсомольцев как культармейцев.

2. Собрать директоров мелких предприятий по вопросу оказания помощи и вовлечения детей в школу.

3.Просить зам. Председателя по торговле и торговую комиссию горисполкома дать дополнительно талонов на обувь и мануфактуру Сталинскому району.

4. На окраинах города открыть филиал школы – 5, 6 или 7 класс в зависимости от того, какой нужен, чтобы учащиеся не ходили за несколько километров.

5. Урегулировать вопрос с завтраками в школах №15, 26, 6, 12, т.к. сейчас там выдаются булочки весом 35 – 30 г вместо полагающихся 50 граммов».

Надо сказать, что все школы в течение всех военных лет обеспечивались горячими завтраками. Следили за этим строго.

Настоящей бедой для области стала многосменность занятий в школах. Зданий не хватало, т.к. многие школы были отданы под госпитали. Об этом с тревогой говорила депутат Кирушева на очередной сессии Челябинского горисполкома в апреле 1944 года: «В 1943 году школы Челябинска работали в две смены как великое исключение, в большинстве –  в 2 – 3 смены. А есть школы, которые в  силу отсутствия помещения работают через день».

Что собой на деле представляла многосменность, хорошо видно из отчета о проделанной работе депутата горсовета, учительницы Пелагеи Андреевны Захаровой: «В семи классных комнатах занималось 26 классов. Работали в 4 смены. Учебный час был 35 минут, перемена 5 минут, перерыв между сменами 15 минут. Помещение было холодное, занимались в верхней одежде.  Работали без пособий, т.к. не было помещения для их хранения».

Школам не хватало учебников, письменных принадлежностей. На селе зачастую один учебник приходился на 3 – 4 ученика. В 1943 году каждый ученик нашей области получил в среднем по одному перу для ручки и одному карандашу. Всего по семь тетрадей удалось раздать школьникам.

Одним из наиболее сложных вопросов был кадровый вопрос. В школах области в 1943/44 учебном году работали 6734 учителя. Более 40% были молодыми, неопытными, проработав по специальности всего от года до пяти лет. А вот каков был образовательный уровень учителей: среди работающих в начальных классах  среднее педагогическое образование имели 66,3 %, общее среднее – 15,3 %,  не имели среднего образования – 23, 3%.

На долю учителей 5 – 10 классов приходилось всего 27,9 процента педагогов с высшим образованием, с незаконченным высшим – 31,7%. 40,4 % не имели высшего образования вообще.  К тому же не хватало 250  учителей!

Работа с учительскими кадрами велась в области на протяжении всей войны. Например, для замены выбывающих по мобилизации в действующую армию учителей облоно подготовил к 1 января 1944 года на  краткосрочных курсах 20 человек.

В течение 1943/44 уч. года в области работали 7-месячные курсы для учителей начальной школы (300 человек) и 8-месячные – для учителей неполной средней школы (210 человек). Но и этого было мало, поэтому на 12-й сессии облисполкома обсуждался вопрос о необходимости проведения разъяснительной работы среди учащихся  9 – 10 классов с тем, чтобы заинтересовать их в учебе на педагогических курсах.

В начале лета 1944 года облисполком принял специальное решение о проведении летней учебно-экзаменационной сессии учителей и воспитателей детских домов – заочников. Документ, в отличие от многих других, совершенно конкретный, максимально учитывающий потребности студентов-заочников в трудное военное время. Председатели исполкомов были обязаны предоставить помещения для учебы и общежитий, создать заочникам нормальные бытовые условия. Заведующие рай (гор)оно должны были проследить за отправкой на сессию всех учителей, не имеющих соответствующего образования. Кроме того, предлагалось:

«…4. Облторготделу, трестам столовых обеспечить на время сессии заочников питанием по нормам для рабочих промышленности, транспорта и связи.

5. Обязать зав. областным  карточным  бюро т. Анисимова выдать учителям-заочникам рейсовые карточки на весь период сессии.

6. Обязать КОГИЗ (т. Мезавецкого) выдать для заочников 10 тыс. тетрадей по разнарядке облоно.

7. Просить начальника ЮУЖД т. Гундобина дать указание по всем станциям и разъездам о внеочередном отпуске билетов студентам-заочникам на сессию и обратно по месту работы».

Как и всем труженикам тыла, учителям в годы войны пришлось много работать для укрепления обороны, помогать Красной Армии. В июле 1942 года бюро обкома ВКП (б) приняло постановление о мобилизации во время летних каникул трех тысяч городских и сельских учителей – коммунистов и комсомольцев – для работы в колхозах. Предполагалось, что одновременно они будут  участвовать и в агитационно-массовой работе на селе. Но и без таких специальных решений учителя с первых дней войны становились добровольными помощниками во всех благих делах, как селян, так и горожан. Например, в 1943 году в Кыштыме в заготовке топлива  для школ города наряду с родителями и шефами с механического завода активное участие пронимали учителя города.  Коллектив Троицкой школы зимой 1943 года заготовил 60 кубометров  дров. Помогая фронту, здесь отремонтировали 500 пар рукавиц, 2 000 пар белья, собрали на вооружение Красной Армии 98 210 рублей, послали более 4 тысяч подарков на фронт.

Все военные годы в области не прекращалась исследовательская   и научно-педагогическая работа. Например, в июле 1943 года  в Троицке состоялась научно-педагогическая конференция, посвященная вопросам воспитания сознательной дисциплины школьников и развития самостоятельности учащихся в процессе обучения.