Сто лет назад женщины получили избирательные права

15 апреля 1917 года Временное правительство признало право женщин участвовать в выборах в органы городского самоуправления. В результате отмены имущественного ценза и ограничений по половому признаку все жители города Челябинска (в том числе и женщины), достигшие 20-летнего возраста, постоянно проживающие в городе, могли влиять на формирование городской думы.

В связи со столь значительными изменениями избирательного законодательства 28 мая 1917 года в г. Челябинске состоялась перепись избирателей. Теперь значительную часть «электората» составляли женщины. В фонде «Челябинского городского попечительства по оказанию помощи семьям нижних чинов, призванных на войну» областного архива сохранился неполный список избирателей[1]. Он включал сведения: ФИО, возраст, адрес и занятия избирателя. Поэтому, основываясь даже на этих неполных данных, можно получить немало информации о челябинских избирательницах[2].

В начале списка указаны монахини и послушницы Челябинского женского Одигитриевского монастыря. Большинство женщин г. Челябинска в списке указаны как домохозяйки. Многие из них разделяли семейное дело, помогая родителям и мужьям, ремесленникам и мелким предпринимателям. Например, мужчины и женщины семьи Нугумановых трудились на семейном предприятии и занимались хлебопечением. Вольфсон Малка Иоселевна работала фармацевтом в отцовской аптеке. Занятия и домом и семьей было нормой в начале 1917 года не только в обеспеченных семьях чиновников и купцов, но и у приказчиков, служащих, плотников, чернорабочих. Домохозяйками были названы жена чиновника М. А. Протасова Виктория Робертовна, 49 лет, женщины купеческого клана Ахметовых и многие другие челябинки.

В ходе Первой мировой войны в Челябинске было мобилизовано более пяти тысяч мужчин и в 1917 году они по-прежнему находились на фронте. В городе проживали их жены – солдатки, которые должны были самостоятельно отвечать за себя и своих детей. Весной 1917 года многих женщин, в том числе представительниц мусульманских семейств, трудоустроили. Они освоили профессии телеграфиста, библиотекаря, конторщика, учителя, служащего, письмоводителя, портнихи, няньки, прислуги, чернорабочей. Дочь сапожника Пелагея Назаровна Вятских работала приказчицей, на момент переписи ей шел 22 год. Революционные события привели к формированию Челябинской городской милиции, и в числе первых ее сотрудников была жена начальника уголовного бюро Клавдия Костина. Девушки и женщины не имели права обучаться в университетах, быть студентами, но в списке избирателей упомянута курсистка (то есть, слушательница высших женских курсов) Мария Павловна Алферова, ей было 23 полных года. В 1917 году в Челябинске проживала и журналистка – 24-летняя Агния Яковлевна Пискунова.

В списке полностью отсутствуют данные о жителях поселка Никольского в районе железнодорожного вокзала. Поскольку этот населенный пункт фактически слился с Челябинском, но формально находился за пределами городской черты.

Впервые воспользоваться избирательными правами челябинки смогли 30 июля 1917 года на выборах в Челябинскую городскую думу. На этих выборах победили леворадикальные партии, главным образом эсеры. За сто лет женщинам довелось участвовать во множестве выборов, но это их право – одно из завоеваний Февральской революции. 

С. А. Кусков, к. и. н., ведущий археограф ОГАЧО

[1] ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 36. Л. 1–11.

[2] ОГАЧО. Ф. И-49. Оп. 1. Д. 36. Л. 1–81