Социальная помощь инвалидам Челябинской области в годы Великой Отечественной войны

Мое детство пришлось на первое послевоенное десятилетие. Мы жили в большом пятиэтажном доме на КБСе, в поселке станкостроительного завода имени Серго Орджоникидзе. На этом заводе работали мои родители, потом мой старший брат, большинство соседей.

Во дворе был разбит сквер, который все называли не иначе, как Ленинский садик, потому что в центре его была большая цветочная клумба со скульптурой Ленина. Многочисленная детвора любила играть здесь у основания изваяния вождя. К слову, долгое время напротив Ленина была точно такая же клумба с фигурой Сталина, но однажды по известным причинам скульптура «вождя народов» исчезла, клумба заросла травой, а потом и вовсе сравнялась с землей. А сквер еще долгие годы назывался Ленинским садиком.

Наш дом был настолько большой, что в нем нашлось место и гастроному, и парикмахерской, и небольшому ателье. В полуподвальных помещениях работали радиомастерская, ремонт обуви и еще какие-то мелкие конторы. Было тут и питейное заведение, именуемое в народе «пивнушкой». Многие заводчане после трудового дня захаживали сюда, чтобы снять напряжение, расслабиться. Среди посетителей пивнушки было много мужчин-инвалидов. Одних выручали костыли. Другие ходили, тяжело опираясь на деревянный протез. Были и совсем безногие. Они сидели на самодельной тележке внизу, почти на тротуаре, и передвигались, отталкиваясь от земли деревянными плашками. Смотреть на них было почему-то неудобно, и мы частенько отводили глаза от этих несчастных. Но дети народ жестокий – они безжалостно дразнили подвыпивших инвалидов, ничуть не задумываясь о том, через что пришлось пройти этим покалеченным мужикам. А у них за плечами была страшная, жестокая война…

Инвалиды появились на наших улицах вскоре после начала войны. И с каждым годом их становилось все больше. Статистика утверждает, что в довоенные годы инвалиды с локальными поражениями опорно-двигательного аппарата, то есть без рук и ног, составляли 8%, а в 1945 году их стало 86%! Многие из них нуждались в постороннем уходе или утратили способность к труду не только по своей, но и по любой другой специальности. Другие больше не могли работать по своей специальности и хотели  выбрать другую, более легкую профессию.

Правительству пришлось принимать срочные меры по оказанию помощи инвалидам Великой Отечественной войны. 6 мая 1942 г. СНК СССР приняло постановление «О трудовом устройстве инвалидов Великой Отечественной войны», которым  предполагалось создание комиссий по трудоустройству инвалидов войны при исполкомах и отделах соцобеспечения. Были такие комиссии созданы и в Челябинской области, в некоторых городах и районах. Однако зачастую они существовали формально, поэтому заниматься трудоустройством инвалидов в основном приходилось органам исполнительной власти. Например, Челябинский горисполком принял соответствующее решение 15 июня 1942 г.: обязал органы соцобеспечения  провести учет всех неработающих инвалидов 3-й группы, т.к. именно для них трудоустройство было обязательным. В случае отказа от работы их могли лишить пенсии.

Разъяснительную работу по вопросам соцобеспечения и трудоустройства начинали проводить еще в госпиталях. В июле 1943 г. Челябинский облисполком даже принял специальное постановление «О трудовом обучении инвалидов Отечественной войны в эвакогоспиталях Челябинской области», в котором начальников госпиталей обязали выделять помещения для обучения инвалидов, рассказывать им о необходимости участия в работе предприятий и организаций, ориентировать раненых на ту или иную специальность, а после обучения выдавать справки с указанием присвоенного разряда. Руководителям предприятий в свою очередь рекомендовали активнее привлекать инвалидов на производство, а наиболее грамотных и квалифицированных ставить на руководящую работу.

 В решении проблемы с трудоустройством инвалидов помогла система кооперации. Именно в эти годы  повсюду стали создаваться всевозможные ремонтно-починочные мастерские - в 1942 году открыли 48 мастерских, на следующий год их стало на порядок больше.

Так или иначе с задачей трудовой занятости инвалидов войны местные власти справились. К началу 1945 года на учете в области состояло 17 450 инвалидов войны, из них было трудоустроено 13 788 человек. Летом 1945 года в области было уже 29 914 инвалидов-фронтовиков, 20 тысяч из них были устроены на работу, имели постоянный заработок и полагающиеся им льготы.

Наряду с трудоустройством местным властям приходилось решать вопросы материальной и продовольственной помощи инвалидам. Большую роль в этом сыграли Челябинский областной и городской комитеты помощи больным и раненым при активном участии партийных органов. Например, в Челябинске в 1943 году в фонд помощи раненым собрали более 1, 5 млн рублей. Больше двух миллионов рублей собрали на строительство дома инвалидов Отечественной войны. А всего за годы войны городским комитетом было собрано более 4-х млн рублей! Это позволило оказать денежно-вещевую помощь тысячам наших земляков, ставших инвалидами. Большинство израненных фронтовиков получили не только денежные пособия от 300 до 1000 рублей. Многим из них оплачивали лечение в санаториях «Сунгуль», «Увильды», «Еткуль» и др.

По всей области создавались комиссии по оказанию помощи инвалидам Отечественной войны. Помогали не только деньгами, но и продуктами, промтоварами (остро не хватало белья, одежды, обуви). В заводских столовых для них выделяли специальные столы, в магазинах обслуживали вне очереди. В Челябинске был открыт специальный магазин, где инвалиды 1- и 2-й группы могли получать на дом продукты через стол заказов. Сколько было их, безногих, беспомощных? Увы, в Челябинской области такого учета не велось. А их было очень много. Колясок катастрофически не хватало. Случалось, что инвалиды жаловались в прокуратуру РСФСР и другие инстанции – не помогало. Первые 20 колясок поступили в область лишь после окончания войны – в июле 1945 г.

Остро стоял вопрос и с протезированием инвалидов. Протезная мастерская, открытая в Челябинске еще в 1933 году, обслуживала население всей области. В августе 1942 года ее расширили, оборудовали общежитие на 15 коек. Через год на базе этой мастерской в здании бывшей синагоги организовали протезный завод. В том же 1943 году открыли протезную мастерскую в Магнитогорске. Казалось бы, проблема с протезированием близка к разрешению. Ведь если до войны, в 1940 году челябинская мастерская изготовила протезы для 2 тыс. человек, то в 1944-м протезные заводы области оказали услуги для 12 тыс. человек. И все равно обеспечить протезами всех нуждающихся не получалось. Не хватало сырья – металлических деталей, качественно выделанной кожи. Поэтому 5 апреля 1945 г. суженный состав Челябинского горисполкома своим решением обязал директора Челябинского протезного завода Крижевского изготовить до конца года 600 деревянных протезов, тех самых «деревянных ног», которыми многие фронтовики пользовались потом еще долгие годы.

Война искалечила тысячи жизней. Лишила людей рук, ног, зрения, но не сломила воли, стремления к жизни. Жители Челябинской области общими усилиями помогли им восстановиться и преодолеть испытания военного времени.

Елена Турова,

заведующая отделом публикации

и научного использования документов ОГАЧО