Прислано по полевой почте…

Около 400 писем солдат, офицеров из действующей армии в редакцию газеты «Челябинский рабочий» хранятся в областном архиве. Многие бойцы писали сюда лишь потому, что больше написать было некому, а стало быть, и надеяться на получение заветного конверта из тыла не приходилось.

«…Письмо на фронте – лучший друг. Оно придает больше силы, энергии и ненависти к этому проклятому людоеду. Мы, два товарища, оба не имеем родных и близких. Мы решили обратиться через вашу газету «Челябинский рабочий» к рабочим, колхозникам и трудовой интеллигенции и просить их, чтобы они написали нам о своей жизни и работе в тылу.

Два товарища:

Воронченко Михаил Михайлович

Кияшко Григорий Игнатович».

Бойцы испытывали огромную потребность в переписке. Это видно буквально в каждом их письме в редакцию.

«Дорогая редакция! Прошу поместить мое письмо в вашей газете, т.к. вот уже два года , как я не получаю ни то кого писем, что очень плохо в нашей боевой жизни. А поэтому я решил написать письмо вам…дорогие девушки!

Ст. сержант Марамзин».

«Дорогой редактор!

Убедительно прошу вас поместить письмо-призыв к челябинским девушкам в вашей областной газете.

Дорогие девушки! Мне, как командиру подразделении,я приходится вместе со своими бойцами день и ночь, в хорошую и плохую погоду вести на доверенном нам участке упорную борьбу с фашистами.

Мои бойцы, как показали бои 12 января 1943 г., горят большой жаждой истреблять немцев…Месть врагу еще больше возрастает, когда боец получает письма от родных и близких… Но в моем подразделении есть ряд бойцов, которые лишены возможности получать ласковые письма из дому…Поэтому я обращаюсь к вам, дорогие подруги – девушки Челябинской области: станьте вместо родных и близких, пишите бойцам свои ласковые письма…

…Пишите, дорогие подруги, и шлите свои фотокарточки на фронт. Ваши письма будут прочтены до последней строчки, ваши фотокарточки будут большим другом каждого бойца. Ваши письма и фото будут лежать в левом кармане мундира и явятся бронью пылающего сердца бойца…

Пишите и воодушевляйте наших бойцов на новые боевые подвиги в борьбе за нашу Родину…

Капитан В.М. Сартаков. Адрес:

1428, полевая почта, часть 94.

17 января 1943 г.»

Вот так, заочно, многие бойцы завязали переписку с челябинскими девушками. В редакцию «Челябинского рабочего» приходило так много писем от фронтовиков, что ответить на каждое было невозможно. Часть писем передавалась в редакции заводских многотиражек, часть – непосредственно в трудовые коллективы. Ответ должен был получить каждый, пославший весточку с передовой.

В редакции «Челябки» тоже всегда можно было взять координаты полевой почты бойцов, и тогда летели письма на фронт…

«Соня! Нет слов выразить вам благодарность за вашу заботу о нас, фронтовиках, за сообщения нам обо всем, что делается у нас в Челябинске.

Когда я прочитал ваше письмо бойцам и командирам своего подразделения, то у каждого осталась одна мысль: как можно больше бить немцев и скорей кончать войну с тем, чтобы вернуться в свой родной город и увидеть всех вас, и рассказать вам, как мы дрались с немцами, как переносили голод, холод, бомбежки с земли и воздуха, что все переживания и невзгоды даром не проходят, о нас и нашмх семьях проявляют заботу в тылу наша партия, правительство и весь советский народ…

Живем пока неплохо, в землянках, плохо то, что сейчас кругом вода и грязь, погода стоит холодная. Вечера проходят за читкой писем и газет. Сидим с коптилкой, которая выручает от всех бед. Иногда поем песни или рассказываем друг другу, как жили до войны, как воевали и т.д., но иногда бывает и скучновато…

Лейтенант В.И. Размахов.

4 марта 1943 г.

Действующая армия».

Бойцы, находящиеся не передовой, за тысячи километров от Урала, были рады любой весточке не только из дома, но и из родного города. Радовались всему, что могло хотя бы напомнить о родных местах.

«Здравствуйте, дорогие земляки-уральцы!

…Я сейчас нахожусь далеко от родного Урала, но, получая газеты и перечитывая их между боями, я ищу всегда статьи о ваших трудовых подвигах и победах…На днях я увидел на фотографии продукцию завода, где я работал до призыва в армию. Радостно забилось сердце, и, обрушивая эту продукцию на головы врага, сказал: «Получите, гады, от уральцев!»…

Я участвую в боях с немецкими оккупантами с 23 июня 1941 г., дважды ранен, но еще крепка рука уральца и фашистов бьет наверняка. На своем счету имею 82 фрица, из них 4 – в последних боях – за младшего брата, который погиб в борьбе за освобождение нашей земли…

Ваш земляк, бывший работник завода им. Орджоникидзе

мл. лейтенант Нагорный В.Т.

Если еще есть возможность выписать газ. «Челябинский рабочий», прошу мне сообщить подписную плату по адресу: п/почта 30716, Нагорному Виктору Тихоновичу».

Подобных просьб было немало. Желание быть в курсе дел родного завода, коллектива, да и вообще как можно больше знать о Челябинске и челябинцах, было огромно. Ведь газета для многих фронтовиков стала не просто листком с новостями, а связующим нервом фронта с тылом. В редакцию присылали письма с описанием фронтовых будней, боевых подвигов товарищей. Были письма с конкретными просьбами что-то прислать, чем-то помочь своей семье или семье друга. Но больше все-таки писем-благодарностей. Вот одно из них:

«В редакцию газеты «Наш трактор» от красноармейца энского подразделения Васильева Порфирия Ивановича.

Прошу редакцию передать мою сердечную благодарность товарищу Зубовой за хорошее отношение и хорошую помощь моим детям и жене. Передаю благодарность вашему завкому Кировского завода, прошу передать всем рабочим и служащим Кировского завода пламенный привет и благодарность от бойцов и командиров энского подразделения…».

Характерной особенностью писем военной поры стала постоянная, искренняя тревога за общее дело – победу над фашизмом. Ведь каждый челябинец, будь он на фронте, на передовой или в глубоком тылу, ежедневно, ежечасно делал все для того, чтобы приблизить долгожданный День Победы. Даже в сугубо личных письмах чувствуется, что все личное отодвинуто на второй план.

Из письма Тарасовой Елены Николаевны своей подруге Михайловой Серафиме Михайловне:

«…Сима! Я помню великое дело наших заводских женщин, когда они шили теплые одеяла и теплые вещи для фронта. Зима показала мне, насколько ценны здесь, на фронте, ваши труды. Вот картина моей работы. Тяжелораненых в живот, в грудь, с оторванной рукой, ногой, везут их, обескровленных, закоченелых с поля боя в 40-градусный мороз.

Мы должны приложить все силы отогреть такого раненого и оказать ему квалифицированную помощь. Вот здесь как никогда пригодились бы теплые одеяла, здесь же необходима и кровь наших доблестных доноров.

Да, Симочка, ужасы войны для тяжелораненых я никогда не забуду! Ты, Сима, снова проводи заранее, сейчас прямо с женщинами работу по пошиву теплых одеял, ибо это спасение для обескровленных тяжелораненых. Были моменты, когда приходилось собственным дыханием отогревать наших дорогих бойцов. И вот после нескольких бессонных ночей, когда тягчайшие безнадежные больные, раненые начинали оживать, ты не можешь представить себе, Сима, сколько радости и счастья переживаешь в душе в эти дни!

Дорогая Сима! Я надеюсь, что ты со своей прежней энергией через заводскую и городскую печать поднимешь всех наших патриоток на эти великие дела, как пошивка теплых одеял, конвертов и одежды.

Целую, твоя Елена. Пиши».

Возможно, сегодня многие строки этих писем покажутся кому-то чересчур высокопарными, но написаны они от чистого сердца, и в искренности их авторов можно не сомневаться.

Елена Турова,

заведующая отделом публикации

и научного использования документов ОГАЧО