Поляки на Урале: информационная ценность фонда Р-1038 «Уполномоченный Министерства торговли СССР по снабжению эвакуированных поляков из западных областей Украины и Белоруссии по Челябинской, Курганской, Свердловской, Кустанайской областям и Башкирской АСС

Как правило, в региональных архивах крайне сложно найти документы, относящиеся к сфере международных отношений. Для их выявления в большинстве случаев требуется просмотр десятков — если не сотен — дел с «глухими» заголовками, итоги же подобного поиска могут быть весьма скромными и представлять собой с десяток документов, освещающих лишь отдельные казусы международной жизни (например, сведения о визитах глав иностранных государств, причем сами принятые в их ходе решения остаются в итоге зафиксированы лишь в документах, сохранившихся в федеральных архивах).

Однако у каждого правила есть свои исключения. Так, на хранении Объединенного государственного архива Челябинской области находится фонд Р-1038 «Уполномоченный Министерства торговли СССР по снабжению эвакуированных поляков из западных областей Украины и Белоруссии по Челябинской, Курганской, Свердловской, Кустанайской областям и Башкирской АССР». Наличие подобного объемного обособленного документального массива уже само по себе облегчает работу исследователей. Всего в фонде находиться 67 дел, что немало, учитывая специфических характер содержащейся в них информации. Хронологические рамки их, впрочем, невелики – самый ранних из документов в фонде относится к 1944 г., самый поздний – к 1946 г.

Польша и Южный Урал, несмотря на расстояние, их разъединяющее, имеют немало общего. Один из таких объединяющих их фактов связан с пребыванием на Урале в 1940-е гг. польских граждан, покинувших свою родину после событий 1939 г. Первоначально хлопоты о благоустройстве своих соотечественников взяло на себя правительство Польши в изгнании, создавшее на территории СССР сеть правительственных представительств (делегатур). Однако в 1943 г., после ряда инцидентов и предъявления многочисленных обоюдных претензий, дипломатические отношения между двумя странами были разорваны. Одновременно в качестве противовеса возможному влиянию извне на территории СССР был создан левый прокоммунистический Союз польских патриотов, поддерживавший советское правительство. Что еще более важно, для материального снабжения бывших польских граждан в мае 1943 г. было создано Управление особой торговли (Упрособторг). Частью этой системы и стал аппарат вышеобозначенного уполномоченного по снабжению эвакуированных поляков по Челябинской, Курганской, Свердловской, Кустанайской областям и Башкирской АССР.

Неотъемлемой частью фонда являются организационно-правовые документы, в соответствии с которыми функционировало учреждение. К ним относятся утвержденное 5 мая 1944 г. положение об уполномоченном по снабжению поляков, эвакуированных из западной Белоруссии и Украины в г. Челябинске[1] и должностная характеристика  (фактически должностная инструкция) его заместителей[2], датированная 5 декабря 1944 г. В них детально перечислены источники финансирования учреждения, прописан порядок подчинения должностных лиц, очерчен круг их обязанностей и границы полномочий. Следует отметить, что помимо распределения поступающих в его распоряжение благотворительных грузов, уполномоченный получал право организовывать собственное подсобное хозяйство и небольшие предприятия (мастерские). Доход, полученный от них, должен был затем идти на благотворительные цели. Кроме того, он имел право участвовать в работе государственных, партийных и профсоюзных организаций в качестве представителя Упрособторга, благодаря чему получал возможность отстаивать интересы вверенного его заботам контингента.

В составе фонда есть и документы по личному составу учреждения. В частности, сохранилась автобиография и личный листок по учету кадров первого уполномоченного Ивана Васильевича Корнильцева[3]. Выходец из крестьянской семьи, он так и не смог получить законченного высшего образования. Однако у него было богатое революционное прошлое. Проходя военную службу на Балтийском флоте он принял самое активное участие в вооруженном восстании марта 1917 г. Во время Октябрьской революции находился в охране Второго Всероссийского съезда советов. В Гражданскую войну И. В. Корнильцев воевал на Северном, Западном и Восточном фронте, трижды был ранен. После окончания войны он недолгое время проработал секретарем райкома РКП(б) и председателем, но с 1925 г. перешел на хозяйственную работу райисполкома в Уральской области. В начале Великой Отечественной войны И. В. Корнильцев был управляющим Челябинским облснабсбытом. После короткого пребывания на фронте в 1942 г. вновь вернулся к хозяйственной работе в Челябинске. На должности уполномоченного проработал сравнительно недолго — получив ее в мае 1944 г., он уже в апреле 1945 г. был переведен на другую работу[4]. В составе фонда сохранились подобные документы и других лиц, работавших в аппарате уполномоченного.

В фонде хорошо представлена официальная переписка уполномоченного с Упрособторгом и иными организациями (в частности, Союзом польских патриотов), неплохо отражающая те или иные аспекты деятельности уполномоченного. Так, например, из письма И. В. Корнильцева главе Упрособторга Н. Холодиловой можно извлечь подробности об организации отдельных столовых для обслуживания поляков, которые планировалась создать в Челябинске, Уфе, Свердловске и Кустанае. Уполномоченный детально перечислял количество необходимого для них инвентаря вплоть до числа табуреток для канцелярии столовых. Отдельно оговаривал он и то, что «контингент столующихся устанавливается 100—120 чел[овек] и разбивается на две группы по 50—60 чел[овек]»[5]. Из переписки по хозяйственным делам видно, что материальную помощь бывшим польским гражданам оказывали еврейские общества Канады и ныне основательно забытая многими ЮННРА (UNRRA, United Nations Relief and Rehabilitation Administration, Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций)[6]. Последняя в ноябре 1945 г. направила в Челябинск 50 000 кг рыбы и 32 400 кг молока[7].

Сохранились финансовые отчеты о деятельности подчиненных уполномоченному швейной и сапожной мастерских[8]. Из договора об аренде помещения можно установить их местонахождение[9].

Для большинства же рядовых посетителей архива наибольший интерес могут представлять многочисленные списки лиц, получавших продуктовые пайки и материальное довольствие через систему Упрособторга[10]. Благодаря им многие могут восстановить детали жизни своих предков. Стоит отметить, что многие из представителей польской диаспоры после войны вернулись на свою родину, а потому эти данные могут представлять интерес и для граждан Польши. В настоящее время сотрудниками Объединенного государственного архива Челябинской области ведется работа по составлению электронной базы данных лиц, эвакуированных на территорию Челябинской области, в которую войдут и сведения о прибывших на Южный Урал польских гражданах.

Итак, фонд Р-1038 представляет собой большой интерес как для исследователей истории, интересующихся различными аспектами международных отношений и межнациональных связей, так и для генеалогов, интересующихся историей своего семейства.

М. А. Базанов,

кандидат исторических наук,

ведущий археограф ОГАЧО



[1] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 1. Д. 6. Л. 126—129.

[2] Там же. Л. 77—79.

[3] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 2. Д. 1. Л. 84—86 об.

[4] Там же. Л. 30, 32.

[5] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 2. Д. 4. Л. 6.

[6] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 1. Д. 6. Л. 3, 6—7; Д. 5. Л. 32—33.

[7] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 1. Д. 6. Л. 6.

[8] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 2. Д. 4. Л. 1—2, 30—31 и др.

[9] ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 2. Д. 7. Без листа.

[10] См.: ОГАЧО. Ф. Р-1038. Оп. 1. Д. 1—4, 14—16, 31—47.