Новый документ о судьбе Челябинского народного университета

Впервые о недолгом существовании в Челябинске такого культурно-просветительного заведения, как народный университет, стало известно в 2000 г., когда главный археограф ОГАЧО Е. П. Турова опубликовала выдержки из первого и, скорее всего, единственного номера выпускаемой им газеты[1]. Благодаря ей известна предыстория его возникновения, в общих чертах – структура данного заведения, личный состав администрации. Чуть позднее последовала публикация ведущего археографа ОГАЧО М. А. Базанова[2], в которой обнародовалось Положение о Челябинском народном университете и протоколы заседания первых, учредительных собраний его академического совета.

Несмотря на это оставался открытым вопрос о том, что случилось с этим заведением. Возникло оно в феврале 1919 г., когда город еще оставался во власти «белых». Обнаруженный стараниями архивистов номер газеты был датирован 22 июня 1919 г., более никаких сведений об этом заведении в источниках обнаружено не было. В конце июля в городе уже была установлена новая, «красная» власть, и у историков не было никаких сомнений в том, что именно это обстоятельство стало причиной фактического закрытия Челябинского народного университета. Однако все же оставался небольшой вопрос: произошла ли своего рода «самоликвидация» университета, который просто не смог выжить в новых, существенно ухудшившихся материально-бытовых условиях, или же он был закрыт под административным давлением сверху? Источники ответа на этот вопрос не давали.

Сравнительно недавно нами был обнаружен новый документ, проясняющий картину произошедшего. Это записка некоего В. Шварца, предположительно партийного работника из отдела агитации Челябинского губкома РКП(б), в которой он говорит о возможности вновь открыть Челябинский народный университет, но уже явно с отличными от прежних целями – ради ведения политической пропаганды среди населения. С этой целью он просит выделить в университет партийных работников. Главной причиной приостановки деятельности университета В. Шварц называет отсутствие кадров – слишком многие из прежнего его состава ушли из города вместе с «белыми». Однако, судя по резолюции на письме, эта идея не вызывала интереса у руководства губернской партийной организации…

Публикацию подготовил кандидат исторических наук, ведущий археограф ГУ ОГАЧО М. А. Базанов.

 

В Челяб[инский] комитет Р[оссийской] К[оммунистической] Партии

Тов[арищи]!

Прошу комитет поставить в повестку дня своего заседания вопрос о народном университете. Существующий здесь ранее народный университ[ет] распался. Лекторы бежали с белыми бандами. Сейчас оставшийся член правления н[ародного] ун[иверситета] приглашает лекторов в унив[ерситет] главным образом по всем общественно-политическим наукам, как-то: история рабочего движения, политической экономии, исторического материализма и социализма и т. д. Важно, чтобы комитет дал своих лекторов в университет, ибо там масса молодежи и для нашей работы представляется благоприятная почва. Кроме того, нам важно дать своих лекторов в унив[ерситет] как вообще орган общественный. Правление унив[ерситета] делало определенные предложения некотор[ым] тов[арищам], но они без решения ко[мите]та не могут согласиться.

 

Вл. Шварц

 

Резолюция: К свед[ению]. В решении оставить вопрос открытым. Г.

ОГАЧО. Ф. П-77 .Оп. 1. Д. 50. Л. 1. Подлинник. Рукопись.



[1] Челябинский народный университет / публ. Е. П. Туровой // Исторические чтения: материалы научной конференции «Культура Челябинска: поиски и находки». Вып. 5. Челябинск, 2000. С. 160–168.

[2] Базанов М. А. «...Служить широкому распространению научного и художественного образования»: документы о Челябинском народном университете (1919 г.) // Гороховские чтения : материалы седьмой регион. музейной конференции / сост., науч. ред. Н. А. Антипин. Челябинск, 2016. С. 67–76.