Неизвестная работа по истории Южного Урала: рукопись Д. Ю. Элькиной “Революционное движение в Челябинске (исторический очерк)”

 

В исторической науке одним из показателей зрелости того или иного направления исследований считается появление посвященных ему самостоятельных историографических исследований. Для челябинского краеведения таким историографом стал В. С. Боже, в 1990-е гг. активно изучавший биографии и деятельность своих предшественников[1]. Однако в поле его зрения находился период до начала Великой Отечественной войны, небольшие экскурсы в более позднее время носили для его творчества скорее эпизодический характер. С начала 2000 гг. В. С. Боже переключается на иную исследовательскую проблематику. Увы, но все дальнейшие обращения к истории челябинского краеведения и изучению местной истории, как правило, были связаны с отдельными его фигурами или институциями, отсутствовал четкий системный взгляд на тему. Впрочем, не стоит впадать и в иную крайность, необходимо признать, что тема эта в последнее время разрабатывается довольно активно[2]. Полагаем, появление новых обобщающих работ станет делом недалекого будущего.

Данная статья также не претендует на создание цельной обобщающей картины, однако мы полагаем, что приводимые в ней факты должны внести важный вклад в воссоздание общей картины развития местного историописания.

Историография в настоящее время не ограничивается изучением исключительно опубликованных научных работ, но активно обращается к архивным материалам. Заметим, что и В. С. Боже свои исследования писал главным образом на основе документов государственного архива и областного краеведческого музея. Неосуществленные замыслы и проекты не менее интересны и важны для характеристики развития исторической науки, чем те, что получили свое логическое завершение в полноценной публикации.

На хранении Объединенного государственного архива Челябинской области в составе фонда Р-1569 «Южно-Уральское книжное издательство» находятся рукописи книг, принятых издательством к печати. Не все они в итоге увидели свет. В числе последних есть и работа некой Д. Элькиной «Революционное движение в Челябинске (исторический очерк)», датированная 1943 годом[3].

Первым, конечно же, встает вопрос о ее авторстве. Кем была Д. Элькина? Определенную подсказку можно обнаружить уже в самой рукописи. На ее титульном листе написано сразу два адреса автора. Первый из них — «адр[ес] служ[ебный] Пединститута», второй — «московский адрес»[4]. Это позволяет предположить, что автор рукописи — эвакуированный житель Москвы, работавший в Челябинском педагогическом институте. Просмотр отчетов кафедр вуза по научно-исследовательской работе позволил установить полное имя автора — Дора Юльевна Элькина, профессор кафедры истории. Работу над рукописью она начала еще в 1942 г., сдала ее в печать в первом полугодии 1943 г. и в мае тот же года уехала в Москву по вызову наркома просвещения РСФСР В. П. Потемкина[5]. Наконец, ее имя сохранилось в недатированном списке эвакуированных в г. Челябинск лиц, благодаря которому мы знаем дату рождения этого человека — 1890 г. Там же указано, что она была эвакуирована в Челябинск из Москвы, где занимала должность профессора в педагогическом вузе[6].

Все эти данные позволяют с большой вероятностью отождествить искомое нами лицо с Дорой Юльевной Элькиной (1890—1963), педагогом и методистом, одним из авторов знаменитой книги «Долой неграмотность: Букварь для взрослых» (впервые издан в 1919) с ее ставшей хрестоматийной фразой «Мы не рабы, рабы немы», коллегой и личным секретарем Н. К. Крупской[7]. Увы, небольшие справочные статьи, посвященные ей, описывают деятельность этого человека в 1920-е гг., фактически ничего не говоря о последующем периоде жизни, не содержат сведений о месте ее работы или факте пребывания в эвакуации. Развеять сомнения могло бы личное дело преподавателя, но оно на хранение ОГАЧО не поступало. Отметим, что в пользу нашего предположения говорит полное совпадение таких данных, как ФИО, год рождения лица, в пользу его говорит факт работы автора рукописи именно в педагогическом вузе (что является логичным выбором места работы для методиста и автора учебников), указание на предыдущую ее работу в одном из центральных вузов СССР в Москве (точно указать место работы не представляется возможным, так как в городе в то время существовало несколько педагогических институтов, а его наименование в документах ОГАЧО отсутствует).

Можно с уверенностью говорить о том, что история создания работы тесно связана с деятельностью такой ныне основательно подзабытой организации, как Челябинский областной Дом ученых. Созданный в марте 1942 г.[8], он был призван объединить усилия научного сообщества города Челябинска, которое на тот момент сильно разрослось за счет эвакуации ученых с запада страны (в частности, преподавателей Киевского медицинского института). Изначально организация носила статус городской, однако процесс эвакуации продолжался и преподаватели вузов, научные сотрудники разнообразных НИИ находили свое пристанище и в других городах области. В итоге в августе 1942 г. бюро Челябинского обкома ВКП(б) реорганизовало Дом ученых в областное учреждение с филиалами в Кыштыме, Миассе и Троицке[9]. В составе организации была, помимо прочих, создана социально-экономическая секция во главе со ставшей впоследствии одной из крупных фигур советской исторической науки Э. Б. Генкиной, прибывшей в Челябинск в составе вышеупомянутого Киевского медицинского института[10]. Согласно составленному плану коллектив секции под ее руководством должен был разрабатывать научную проблему «25-летие Октябрьской социалистической революции»[11]. Однако вскоре Э. Б. Генкина уехала в Москву, где ей дали место в Комиссии по истории Великой Отечественной войны при Президиуме АН СССР. Проект, однако, продолжал разрабатываться, уже будучи раздробленным на более мелкие темы, поделенные между участниками секции. Согласно отчету о деятельности Дома ученых за 1942—1944 гг. П. В. Мещеряков разрабатывал тему «Революционная деятельность Цвиллинга», некий (или некая) Рейтер — «Первый Совет в г. Челябинске», а «25 лет советской власти в Челябинске» и «Революционное движение в г. Челябинске» изучались уже упомянутой выше Д. Ю. Элькиной[12]. Тем самым можно с большой долей уверенности говорить о том, что рукопись стала порождением оставшегося неосуществленным большого коллективного проекта, возможно, нацеленного на создание объемного коллективного труда.

Работа Д. Ю. Элькиной представляет собой машинопись с многочисленными рукописными правками, часть из которых сделана синими чернилами, часть — черными. Особенности почерка говорят о том, что делали их два разных человека. Исходя их характера правки, можно предположить, что синими чернилами правил рукопись сам автор (исправления касались уточнения фактических данных, правильного написания исторических терминов). Кроме того, именно синими чернилами и схожим почерком выполнена подпись автора в конце рукописи и на ее титульном листе. Черными чернилами, скорее всего, пользовался редактор, готовивший ее к изданию. Большая часть правок как автора, так и редактора относится к числу стилистических. Отсутствие правок и замечаний концептуального характера может косвенно свидетельствовать о том, что отказ от ее издания, скорее всего, был обоснован чисто прагматическими, непосредственно не связанными с идеологическими претензиями причинами.

Работа снабжена научно-справочным аппаратом. Отметим, что такая скрупулезность, к сожалению, являлась для того времени скорее исключением, чем правилом. Единственное, в чем можно упрекнуть Д. Ю. Элькину — в значительной части рукописи знаки ссылки отсутствуют и остается неясным, к какому фрагменту текста на странице относится то или иное подстрочное примечание.

Наличие научно-справочного аппарата позволяет установить, что автор активно пользовался материалом партийного архива Челябинского обкома ВКП(б), главным образом фондом Челябинского истпарта с его коллекцией воспоминаний участников революционного движения, листовок, воззваний и протоколов заседаний РСДРП(б). Еще одним часто использовавшимся в работе источником стали материалы газет. Стоит отметить, что в то время доступ к документам партийных архивов для рядовых пользователей был сильно ограничен, что лишний раз говорит о статусе исследователя и тех ожиданиях, которые возлагались на ее работу. Несмотря на то, что в отчетах кафедры истории Челябинского пединститута говорилось о командировках Д. Ю. Элькиной в архивы Молотовской (ныне Пермского края), Свердловской и Чкаловской (ныне Оренбургской) областей[13], в рукописи нет сносок на их материалы.

В целом работа выполнена в фактографическом ключе, ее автор пытается обрисовать основные события, узловые моменты, связанные с развитием революционного движения на Южном Урале. Во многом такой подход был предопределен наличием знаменитого «Краткого курса…»[14], весьма жестко задававшего канон, канву, в рамках которой следовало работать историкам. Ученым просто не оставалось ничего иного, кроме как заполнять новыми фактами уже существующую концепцию. Характерно, что Д. Ю. Элькина не давала главам своей книги названий и даже порядковых номеров, но при этом каждая их них предварялась цитатой из «Краткого курса…» либо сочинений И. В. Сталина и В. И. Ленина. Возможно, что это было и следствием желания создать работу, предназначенную для широкого круга читателей, которым менее всего были бы интересны рассуждения автора о классовом характере тех или иных событий.

Начинается рукопись с описаний событий XV века, то есть с первых попыток включения Урала в состав формирующегося Российского государства. При этом автор подчеркивает, что его освоение сопровождалось насаждением эксплуататорских отношений, вызывавших сопротивление и протест «низов». Тезис этот она ярко иллюстрирует рассказом о восстании Пугачева (1773—1775). Зачем Д. Ю. Элькиной понадобилось столь сильно отклоняться в прошлое? Полагаем, автор таким образом выстраивает своего рода героическую канву истории Урала, в которой сопротивление народных масс присуще всей его истории, начиная с самого процесса освоения этой территории. Тем самым она подчеркивает почетное, достойное место истории Урала в общей картине истории России и СССР. Одновременно это же дает ей возможность говорить об идущих вглубь веков корнях революционного движения (что, конечно же, является по меньшей мере сильным преувеличением).

Представляется нерациональным детально пересказывать все содержание рукописи. Описываемые в ней факты и события в дальнейшем получили детальное освещение в последовавших вслед за ней трудах челябинских историков и краеведов. Отметим лишь, на каких узловых моментах революционного движения останавливала свое внимание Д. Ю. Элькина.

Большое внимание она уделила деятельности «Уральского рабочего союза», изображавшегося ею в качестве первой подпольной революционной организации. Особого рассмотрения удостоился подъем забастовочного движения в 1903—1904 гг., одним из ярких событий которого стал расстрел демонстрации в Златоусте в 1903 г. Как ни странно, автор при этом воздержался от проведения исторических аналогий с событиями «Кровавого воскресенья» в 1905 г. Довольно обстоятельно описано забастовочное движение в годы Первой российской революции 1905—1907 гг., вкратце воспроизводилось содержание распространявшихся в то время листовок и прокламаций. Однако Д. Ю. Элькина явно «прошла мимо» многочисленных террористических актов, возможно, в силу содержащихся в «Кратком курсе…» отрицательных оценок этого метода противостояния власти. Последующие за этим годы кратко охарактеризованы в качестве периода «столыпинской реакции» и притеснения членов революционного движения.

Вполне логично, что самыми объемными в книге (сорок страниц из почти ста двадцати) стали главы, посвященные событиям 1917 — началу 1918 гг.: Февральской и Октябрьской революции, процессу становления в Челябинске советской власти. Описывая происходящее, Д. Ю. Элькина всячески подчеркивает якобы сразу же наметившееся противостояние между Челябинским Советом, с одной стороны, и старыми органами власти (дума, управа) и образованными ими коалиционными органами (Комитет общественной безопасности). Момент сравнительно безболезненного признания советской власти думой был ею затушеван, а принятие большевиками решения о разоружении Красной гвардии под угрозой вторжения в город отрядов Титова объяснялось влиянием «дезинформации» о результатах переговоров членов ЦК РСДРП(б) с профсоюзом Викжель. На страницах книги появляется фигура С. М. Цвиллинга, ярко характеризующегося в качестве личности героической, внесшей решающий вклад в распространение влияния большевиков в городе. Фактически все остальные появляющиеся в работе исторические персонажи охарактеризованы довольно коротко и блекло, С. М. Цвиллинг на их фоне превращается в фигуру гигантского масштаба.

Далее Д. Ю. Элькина подчеркивает, что уральские большевики фактически сразу же включились в борьбу с контрреволюционными выступлениями, сначала с дутовским движением (где и «сложил голову» С. М. Цвиллинг), затем – чехословацким корпусом и собственно белым движением. Любопытно отметить, что, несмотря на наличие краткого рассказа о деятельности и разгроме подпольной организации большевиков в Челябинске, С. А. Кривая, в дальнейшем усилиями краеведов превращенная в одну из ярких «мучениц» революционного движения[15], удостоилась лишь короткого упоминания в общем списке всех, кто был расстрелян по тому же делу.

Завершает свое повествование Д. Ю. Элькина упоминанием о героической смерти на фронте в 1942 г. Л. С. Цвиллинга, сына главы челябинской организации большевиков. Тем самым она «закольцевала» свое повествование, подчеркнула тождество подвига старых большевиков и современных ей защитников Отечества, придав своему рассказу еще и патриотическое звучание.

Полагаем, обнаруженная нами рукопись должна существенно дополнить картину развития краеведения и профессиональной истории Челябинска, став доказательством того, что разработка таковой не только не угасла, но и, напротив, активизировалась в годы Великой Отечественной войны, но уже с иной, отличной от предыдущих лет, тематикой и проблематикой.

М. А. Базанов,

кандидат исторических наук,

главный археограф ОГАЧО

 



[1] См.. напр.: Боже В. С. Краеведение и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.). Справочное пособие. Челябинск, 1995; Летописцы земли уральской: материалы к истории челябинского краеведения / сост. В. С. Боже. Челябинск, 1997 и др.

[2] См., напр.: Антипин Н. А. Челябинский краеведческий музей. 1913—1957 гг. Челябинск, 2011; Курасова А. С. Просопография научного сообщества историков Челябинской области (1956—1986) // Провинциальный город в междисциплинарном исследовательском пространстве: история, современность, перспективы развития. Челябинск, 2016. С. 71—82; Павленко В. Д. Уральские историки XXI века о трудах Николая Кузьмича Лисовского // Гороховские чтения: материалы восьмой региональной музейной конференции. Челябинск, 2017. С. 16—21; Курасова А. С. «Должен слиться в наш коллектив»: проблема принятия в сообщество советских историков г. Челябинска) // Архив в социуме — социум в архиве: материалы региональной научно-практической конференции. Челябинск, 2018. С. 287—290; Базанов М. А. П. В. Мещеряков: «архивный» период творчества (1938-1943) // Архив в социуме — социум в архиве: материалы второй региональной научно-практической конференции. Челябинск, 2019. С. 28-35; Алферова К. В. «Краткий очерки истории Челябинской области» — уникальный обобщающий труд по истории Южного Урала // Там же. С. 298—300; Она же. Сборники «Из истории Южного Урала и Зауралья» — новое направление в научной жизни кафедры истории СССР ЧГПИ в 1966—1975 гг. // Наш край: прошлое, настоящее, будущее: Материалы XII региональной научной конференции. Челябинск, 2019. С. 51—57; Курасова А. С. «Работа над диссертацией — это не личное дело»: особенности воспроизводства научного сообщества историков г. Челябинска (1956—1986) // Вестник Омского государственного университета. Сер. «Исторические науки». 2019. № 1(21). С. 19—28 и др.

[3] Объединенный государственный архив Челябинской области (далее — ОГАЧО). Ф. Р-1569 «Федеральное государственное унитарное предприятие “Южно-Уральское книжное издательство”Z». Оп. 1. Д. 11. Л. 1—113.

[4] Там же. Л. 1.

[5] См.: ОГАЧО. Ф. Р-1606 «Челябинский государственный педагогический университет». Оп. 1. Д. 60а. Л. 1, 4, 7.

[6] ОГАЧО. Ф. Р-1142 «Управление по труду и социальным вопросам Челябинской области Министерства здравоохранения и социального развития РФ». Оп. 1. Д. 116. Л. 100об.

[7] См.: Писательницы России: материал для биобиблиографического словаря [электронный ресурс] / сост. Ю. А. Горбунов. URL: http://book.uraic.ru/elib/authors/gorbunov/sl-26.htm (последнее обращение — 04.05.2020).

[8] ОГАЧО. Ф. П-92 «Челябинский городской комитете КПСС». Оп. 5. Д. 65. Л. 22—23.

[9] ОГАЧО. Ф. П-288 «Челябинский областной комитет КПСС». Оп. 6. Д. 229. Л. 86—89.

[10] Биографию Э. Б. Генкиной см: Зак Л. М. Подвижник исторической науки: К 100-летию Эсфири Борисовны Генкиной (1901—1978) // Отечественная история. 2001. № 1. С. 112—116.

[11] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 6. Д. 229. Л. 91об.

[12] Там же. Ф. П-288. Оп. 7. Д. 253. Л. 24.

[13] Там же. Ф. Р-1606. Оп. 1. Д. 60а. Л. 7.

[14] См.: История ВКП(б). Краткий курс. М., 1938

[15] См., напр.: Булатов И. В. Соня Кривая. Челябинск, 1977.