Месседж из прошлого

Частные письма периода Гражданской войны и первых лет советской власти – очень важный и, пожалуй, наиболее информативный исторический источник, который может многое рассказать об эпохе с субъективной точки зрения, окрасить те или иные исторические моменты личностным восприятием, дать непосредственную реакцию на происходившие события, сохранить дыхание времени.  Однако частные письма обычных людей – довольно редкий синхронный источник личного происхождения, особенно применительно к первым годам революционной перестройки. Это и понятно: война, разруха, дальнейшая разобщенность семей, боязнь выдать свое непролетарское или кулацкое происхождение, многочисленные переезды и другие обстоятельства не позволяли людям сохранить в домашних архивах частную переписку. Тем замечательней, когда частные письма вдруг обнаруживаются в совершенно неожиданных местах – архивно-следственных делах репрессированных. Хотя, как посмотреть, ведь при сборе доказательств для обвинения человека частная переписка могла иметь большое значение: письма – это крамола на самого себя. А чекисты тщательно подшивали каждую бумажку, будь то донос, командировочное удостоверение, какой-нибудь список  вещей, заявления родственников и знакомых, частные письма. Так, в нескольких архивно-следственных делах за 1920 год я нашла переписку семьи Лепятских.

Сначала расскажу о членах этой семьи челябинской интеллигенции.

Отец – Лепятский Арсений Васильевич, родился в 1873 году в Самаре, окончил Самарскую фельдшерскую школу. В 1894-1900 годах работал в Самарском земстве. Заслужил звание личного почетного гражданина города Самары. 16 августа 1895 года женился на Любови Алексеевне Астраханской, 1874 года рождения. В 1900 году приехал в Челябинск, где до 1918 года трудился фельдшером в больнице Сибирской железной дороги. В 1917 году был командирован на Всероссийский съезд железнодорожников, где был избран в ЦК отраслевого профсоюза. В 1918-1919 годах служил в челябинской городской управе. После освобождения города от колчаковцев приступил к созданию окружного здравотдела, участвовал в ликвидации эпидемии сыпного тифа, создании кружков первой медицинской помощи и курсов медсестер. В начале 1920-х годов выехал на учебу в Москву, где находился до 1928 года. По окончании медицинского факультета возвратился в Челябинск и занялся врачебной и общественной деятельностью. С 1930 года заведовал поликлиникой ЧТЗ, впоследствии работал старшим экспертом ВТЭК.

Последние обнаруженные сведения о Лепятском относятся к 1938 году, когда широко был отпразднован его юбилей и опубликована статья в "Челябинском рабочем". А. В. Лепятский принимал активное участие в деятельности Челябинского общества изучения местного края в момент его организации, входил в состав его правления (1922). У Арсения Васильевича и Любови Алексеевны Лепятских было два сына: Виктор, 1896 года рождения, и Валентин, 1904 года рождения.

Виктор Лепятский (Верин) окончил челябинское реальное училище, учился в Томском университете на филологическом факультете, в 1918 году был мобилизован в белую армию, перешел к красную армию, в 1919 году уехал в Новониколаевск (Новосибирск), служил в военном госпитале, был актером, взял театральный и литературный псевдоним Верин, вступил в РКП (Российская коммунистическая партия). Арестован 10 августа 1920 года Новониколаевской ЧК по доносу соседки, обвинялся в сотрудничестве с колчаковской контрразведкой, участии в офицерско-белогвардейской организации. Доставлен в Челябинскую тюрьму, где проводилось окончательное следствие. Дело прекращено 1 декабря 1920 года за отсутствием состава преступления. 

Валентин Лепятский  учился в челябинском реальном училище, в колчаковский период в Челябинске вступил в скаутскую организацию, которая пользовалась благосклонностью белых, был активным ее членом, инструктором скаутов. 20 марта 1919 года участвовал в съезде скаутских руководителей Сибири Урала и Приуралья в Челябинске, на котором была учреждена Всероссийская организация скаутов. Арестован 18 октября 1920 года, обвинялся в пособничестве белым. 20 января 1921 года освобожден по амнистии как несовершеннолетний. Оба Лепятских реабилитированы.

Вера Вдовченко – жена Виктора Лепятского (Верина), следователь Томского губчека, Училась вместе с Виктором в Томском университете, на юридическом факультете.

Письма семьи Лепятских, подшитые в архивно-следственных делах, сослужили хорошую службу братьям Виктору и Валентину, став доказательствами их невиновности в преступлениях, в которых их обвиняли чекисты.  

Эти месседжи из прошлого богаты разнообразной информацией о бытовой стороне жизни во время Гражданской войны и первого года советской власти в Новониколаевске, Томске и Челябинске, рассказывают о внутрисемейных отношениях, о социальных проблемах того времени и, конечно, наполнены любовью и взаимной заботой родителей и детей, мужа и жены.

Словом, представляем читателям нетленные письма, на строках которых «запеклась кровь событий», по выражению Александра Герцена.

Елена Рохацевич

Читать письма семьи Лепятских