Квартирный вопрос: несколько штрихов к картине Большого террора в Челябинске

Большой террор — одна из самых страшных страниц нашей истории. Сотни тысяч людей лишились жизни, попав в тиски репрессивной машины. Достаточно ознакомиться с протоколами собраний партийных организаций, чтобы ощутить, в каком постоянном психологическом напряжении жило общество в эти годы. Никто не мог ощущать себя в безопасности.

В этой ситуации работники органов государственной безопасности приобретали гигантское, чудовищное влияние на окружающих. Любой, вставший у них на пути, не мог быть застрахован от неприятностей. Однако подобный уровень безнаказанности продолжался недолго. В августе 1938 г. Л. П. Берия был назначен заместителем наркома внутренних дел Н. И. Ежова. Фактически сразу же он начинает активно искать компромат на своего непосредственного начальника и приближенных к нему лиц. В итоге уже в октябре 1938 г. после ряда скандалов Н. И. Ежов был вынужден направить И. В. Сталину прошение об отставке, в котором он признавал свою вину в «засорении» органов «врагами народа». Многие из его ставленников, ранее столь рьяно проводивших репрессивную политику на местах, сами были арестованы по политическим обвинениям. Н. И. Ежов разделил их судьбу чуть позже, в апреле 1939 г., в феврале 1940 г. он был расстрелян. После его ухода с поста накал репрессий резко спал, часть арестованных и осужденных даже была отпущена на свободу.

Полагаем, что появление публикуемой ниже подборки документов следует связать именно с этой внутриведомственной борьбой. Слишком маловероятно, что начальник городского жилищного управления мог бы исключительно сам, по своей инициативе пойти на открытый конфликт со столь могущественным ведомством, не имея какой-либо поддержки «сверху». При этом представленные документы весьма ярко рисуют картину вседозволенности сотрудников НКВД. Симптоматично, что многие из них настолько хорошо осознавали незаконность своих действий, что, захватив жилье, старались быстрее продать его или обменять на другое (некий Калугин даже предпочел отдельному дому проживание в коммуналке).

Увы, остается неясным, какова была дальнейшая реакция на эти докладные записки. В протоколах заседаний президиума Челябинского городского исполкома, постановлениях его суженного состава нет никаких указаний об обсуждении этих материалов на официальных заседаниях. У части документов нет даже точной датировки. Несмотря на это, представленные исторические источники ярко характеризуют общественную атмосферу того времени.

Публикацию подготовил канд. ист. наук, гл. археограф ОГАЧО М. А. Базанов

 

№ 1. Сопроводительное письмо начальника Челябинского городского жилищного управления Степанова заместителю председателя Челябинского городского совета И. Г. Бояршинову к комплексу докладных записок о незаконном захвате жилья сотрудникам НКВД

Не ранее 27 сентября 1938 г.[1]

По Вашему распоряжению мною собраны докладные записки от начальников райжилуправлений о самовольном занятии квартир работниками[2] органов НКВД в домах городского совета и частновладельческого жилого фонда, собственники которых арестованы как враги народа.

Конкретно заняты дома указанные в докладных записках районных начальников в большей мере, это происходило в Кировском райжилуправлении[3].

Прошу принять соответствующие меры через начальника НКВД о наведении порядка в распределении жилого фонда города.

Нач[альник] горжилуправления Степанов

ОГАЧО. Ф. Р-220. Оп. 5. Д. 55. Л. 445. Подлинник. Машинопись.

 

№ 2. Докладная записка начальника Сталинского (Челябинск) районного жилищного управления Ольховки о незаконном захвате жилья сотрудниками НКВД

Конец сентября — начало октября 1938 г. [4]

Довожу до Вашего сведения, что по Сталинскому району домов частного сектора врагов народа 18 домов, из них НКВД заняло самовольно по Кирова 67, Иванова № 3 и Работницы № 57, пытались занять дом по ул. Могильниковской № 57, где выехали артисты. [Когда] Сталинское райжилуправление вселило с очереди учителя Токареву, то квартирный отдел НКВД начал их стращать, а также и меня (вызывали в НКВД 2 раза, говоря, что Вы не хорошее дело сделали)[5] и предлагали их убрать. Но учительница Токарева жаловалась чрезвычайному уполномоченному и тов. Лапшину, только тогда вернули домовую книгу и оставили нас в покое. В остальных домах живут семьи арестованных или их допущенники.

Нач[альник] Сталинского райжилуправления (Ольховка)[6]

ОГАЧО. Ф. Р-220. Оп. 5. Д. 55. Л. 446. Копия. Машинопись.

 

№ 3. Первая докладная записка исполняющего обязанности начальника Ленинского (Челябинск) районного жилищного управления Н. А. Сертакова о незаконном захвате жилья сотрудниками НКВД

14 сентября 1938 г.

За последние 3 месяца, особенно за август и сентябрь м[еся]цы, наблюдаются случаи нарушения законоположения о правильной эксплуатации и пользования жилым фондом со стороны сотрудников органов НКВД, что в конечном счете усугубляет положение и квартиропросителей, которые при проверке находятся в самых адских условиях, но при самовольном вселении работников НКВД я совершенно становлюсь в тупик и вместо размещения просителей в освобожденные квартиры — въезжают работники НКВД и, таким образом, заявления на квартиры, исключительно, возрастают.

1. И до чего люди додумывались, чтобы скрыть следы нарушений делают так: опечатав квартиру по ул. Ленина, 72-а, сотрудник НКВД т. Шилов, спустя некоторое время, занял ее, но, поскольку он оказался из здравомыслящих, ухитрился сменять квартиру с гр[аждани]ном Девяткиным, который проживал по ул. Цвиллинга 34 кв. 21, где и проживает до настоящего времени.

2. По ул. Ленинских рабочих 31 дом был опечатан и жители арестованы, спустя 11/2—2 м[еся]ца печать вскрыли и вселили сотрудника НКВД, предложивши выписать ордер, но я этого пока не сделал.

3. Сотрудники НКВД т. Калугин[7], заняв квартиру по ул. Парижской Коммуны 27[8], имея собственный дом, после вселения его продал и преспокойно проживает в коммунальной квартире.

4. По ул. Ширяева 39, сотрудник НКВД т. Радыгин так же занял квартиру самовольно и ордер выдан после его вселения и под некоторым давлением на бывших начальников.

5. 9 сентября с/г[9] т. Храпко получил ордер от Управления АХО[10] НКВД и занял квартиру по ул. Цвиллинга 51 на втором этаже, придя ко мне просил обменять ордер, но я этого не сделал, направив его к начальнику горжилуправления, который ордер, выданный АХО, отобрал, одновременно мной было написано ходатайство перед райпрокурором о немедленном выселении[11] т. Храпко, но санкции на выселение до сего времени не получено и если 15 сентября ее не получим, выселение в адмпорядке не будет возможно.

На основании вышеизложенного и принимая во внимание, что действия сотрудников НКВД, видимо, неизвестны начальнику Управления НКВД, прошу непосредственного Вашего вмешательства на прекращение творящегося произвола выше поименованными[12] лицами, вплоть до привлечения виновных к ответственности, ибо лица, допускающие нарушения решений Правительства призваны за соблюдения их, а не на оборот[13], что в действительности и получилось.

14 сентября 1938 г.

Сертаков

ОГАЧО. Ф. Р-220. Оп. 5. Д. 55. Л. 447. Подлинник. Машинопись.

 

№ 4. Докладная записка начальника Кировского (Челябинск) районного жилищного управления Годуновского о незаконном захвате жилья сотрудниками НКВД

25 сентября 1938 г.

Довожу до Вашего сведения, что по Кировскому райжилуправлению занято домов частного сектора после ареста врагов народа органами НКВД самовольно 20 штук.

[…][14]

В момент вселения в вышеуказанные квартиры своих сотрудников тов. Пановым со стороны райжилуправления были протесты на самовольные действия тов. Панова, но привело [это] к тому, что меня как начальника вызывали неоднократно в НКВД к тов. Гладких и другим, а так же инспектора Мотовилова и управдома Бахарева, угрожая нас за вмешательство отдать под суд.

Кроме того, как знает инспектор Мотовилов еще было при начальнике райжилуправления Монаховой, были случаи со стороны того же тов. Панова также после ареста врагов народа из принадлежащих нам квартир не согласовывая вопроса с райжилуправлением заселяя квартиру и предлагая немедленно в письменной форме выдать ордер сотруднику НКВД[15].

1. Пример по ул. Елькина заняли 4 комнаты. По ул. К. Маркса дом № 88 дом РЖУ, а также в этом доме не согласовывая с нами без технического с нашей стороны надзора произвели перепланировку внутри дома, прорубили капитальные стены дома, для дверных проемов и переборки.

2. Пример по улице Елькина дом № 18 по отъезду из пределов Челябинска гр[аждан]ки Семеновой бывшая[16] жена сотрудника НКВД уже 8 лет умершего тов. Панов додумался считать квартиру своей, опечатал квартиру из двух комнат[17]. И сколько мы не предлагали тов. Панову снять печать, но он даже с нами не хотел разговаривать и только пришлось обратиться к горпрокурору, последний опротестовал незаконные действия Панова [и] вынес решение от 22 сентября с.г.[18] о снятии печати, что было нами проделано и вселен в эту квартиру тов. Казаков по постановлению президиума Кировского райсовета.

Нач[альник] райжилуправления Кировского района Годуновский

Инспектор Мотовилов[19]

ОГАЧО. Ф. Р-220. Оп. 5. Д. 55. Л. 448. Копия. Машинопись.

 

№ 3. Вторая докладная записка исполняющего обязанности начальника Ленинского районного жилищного управления Н. А. Сертакова о незаконном захвате жилья сотрудниками НКВД

27 сентября 1938 г.

Мною 14 сентября [19]38 [г.] была направлена докладная записка в наш[20] адрес о незаконных действиях работников НКВД, сегодня я снова вынужден обратиться к Вам для оказания помощи в отношении дальнейших действий райжилуправления и кому, в конце концов, подчиняться: т.е. органам НКВД или — Вам и райсовету[21].

22 сентября с/г по ордеру № 149 от 14 сентября с/г я должен был вселить главврача Ленинского района т. Эйдензона в дом № 47 по ул. Цвиллинга, но б[ывший] н[ачальни]к т. Звягинцев выдал ордер гр[аждани]ну Гусеву — работнику ЧелябТАСС и меня об этом не поставил в известность, но, поскольку руководствуясь приказом по горжилуправлению от 13 августа с/г я все же считаю свои действия правильными, т.к. ордер был завизирован Вами как этого требует приказ.

Но тем не менее гр[ажданин] Гусев с содействия органов НКВД воспрепятствовал вселения главврача т. Эйдензона, который занимал квартиру в городке НКВД, в силу чего мы и на этот раз оказались на мели,  врач, на сегодня, остался совершенно без квартиры.

В данной квартире жильцы не допускают домоуправляющего т. Дудина даже подойти к дверям и, таким образом, мы не знаем, кто в конце концов живет там, т. Гусев или кто-либо другой.

Вселению главврача воспрепятствовал работник НКВД т. Бабурин, который мне лично заявил «секретно», чтобы я не вселял врача, а разрешил бы вселение гр[ажданина] Гусева. При моем возражении он снова заявил, предупредив нас всех, т.е. представителей: райсовета т. Данилкина, Ложкина, домоуправляющего т. Дудина, инспектора райжилуправления т. Агафонова и лично меня, чтобы мы «немедленно убирались» и «не рвали своих подметок». До этого т. Бабурин или еще кто другой, не знаю точно, вызывали домоуправляющего т Дудина и сделали ему допрос, видимо, пытаясь этим запугать.

26 сентября с/г житель того же дома, фамилию не запомнил, заявил мне, что НКВД предлагает ему освободить квартиру и перейти куда-то в Кирсараи, но он от этого категорически отказался. Одновременно ему заявили в НКВД, что когда-то они якобы заключали договор на закрепление квартир за ними, чуть ли этот договор, по словам жителей, не был заключен с горжилуправлением.

Указав о вышеизложенном я прошу немедленного Вашего вмешательства в данный вопрос, ибо, в противном случае, ни один начальник райжилупаврления не может вести работу в нормальных условиях.

27 сентября 1938 г. 

                                             Сертаков.

ОГАЧО. Ф. Р-220. Оп. 5. Д. 55. Л. 449. Копия. Машинопись.

 

 



[1] Датировано по соседним документам в деле.

[2] Слово «работниками» вписано от руки.

[3] В предложении сохранена авторская пунктуация и орфография.

[4] Датировано по соседним документам в деле.

[5] В документе вместо второй скобки поставлены кавычки.

[6] Подпись отсутствует.

[7] Фамилия в документ вписана от руки.

[8] Номер дома вписан от руки.

[9] с/г — сего года.

[10] АХО – административно-хозяйственный отдел

[11] Далее вычеркнуто слово, восстановлению не поддается.

[12] Так в документе.

[13] Так в документе.

[14] Опущен список домов.

[15] В предложении сохранена авторская пунктуация и орфография.

[16] Так в документе.

[17] В предложении сохранена авторская пунктуация.

[18] С.г. — сего года.

[19] Подписи отсутствуют.

[20] Так в документе.

[21] В предложении сохранена авторская пунктуация.

Поделиться