История одного исследования: трансконтинентальная радиостанция на Урале (по документам ОГАЧО)

Е. Б. Рохацевич, ведущий археолог ОГАЧО

Сколько былей, а больше небылей навыдумывали о первой на Урале трансконтинентальной радиостанции на Александровской сопке близ Златоуста, пересказывать не буду. Обращусь к первоисточникам – документам Государственного архива Челябинской области, точнее – документам личного фонда  Анатолия Ивановича Александрова (Ф. Р-1532), заслуженного учителя школы РСФСР, человека великого педагогического дарования. История родного края стала для него важным и любимым делом.
Забираясь в дебри краеведения, Анатолий Иванович как настоящий детектив расследовал самые запутанные дела, выявлял «белые пятна» истории, дабы сделать их цветными и доступными для всех. В этом ему помогал и опыт журналиста – когда-то он работал корреспондентом газеты строящегося тракторного гиганта «Наш трактор».

Исследования А. И. Александрова по истории строительства трансконтинентальной радиостанции схожи со старательским трудом: он по крупицам добывал золотые песчинки фактов из груды писем и запросов в адрес различных архивов, министерств, вплоть до архива Министерства обороны СССР и далеких от Челябинска Читинского и Приморского государственных архивов и даже Министерства иностранных дел СССР.

Кропотливые краеведческие поиски А. И. Александрова по теме трансконтинентальной радиостанции на Александровской сопке начались в январе 1960 года. А. И. Александров тогда работал учителем в школе № 10 г. Челябинска, возглавлял краеведческий кружок. Как-то раз, обнаружив в литературно-краеведческом журнале «Маховик» № 3 за 1925 год (г. Златоуст) статью «Радио-кладбище у нас под боком» (автор К. Кирсанов), заинтересовался материалом.

Судя по публикации в старом журнале, в 1909 царское правительство решило построить на Урале мощную приемо-передаточную радиостанцию для связи с Владивостоком и Бобруйском (конечные пункты дальности). Для выбора места под радиостанцию из центра были командированы военные специалисты. Вначале предполагалось, что радиостанция должна была разместиться в черте Златоуста, на горе Косотуре или хребте Уреньга, но местные власти высказали недовольство: радио притянет к себе все тучи, дождя не будет.

Решено было построить радиостанцию в 14 верстах от Златоуста и 3-х верстах от разъезда Уржумки, у подножия Александровской горы. Военное ведомство, видимо, хотело надолго здесь укрепиться, ибо все постройки были хорошо сделаны. Для офицеров и солдат выстроили отдельные дома. Воздвигли три радиомачты высотой 80 метров каждая, 60 метров – железо, 20 – надставка из дерева. Металлические изделия для мачт изготовили на златоустовском заводе. В середине каждой мачты имелась железная винтовая лестница для обслуживания креплений. При ясной погоде с высоты мачт можно было видеть Екатеринбург (Свердловск) простым глазом. Постройка обошлась в миллион с лишним рублей золотом.

После недолгой работы радиостанции, говорилось в статье «Радио-кладбище у нас под носом», выяснилось, что она не пригодна для операций, ибо отправляемые электромагнитные волны поглощаются Александровской сопкой, содержащей в себе залежи магнитных руд. Пришлось новенькую радиостанцию закрыть, а приборы и машины переправить на радиостанцию в Детское село под Петроград. Здесь же остались радиомачты, разобрать которые стоило дороже постройки новых. Статья заканчивалась обычными для тех лет словами: «Так до сих пор стоят эти немые свидетели самодурства и алчности слетевшего царского правительства».

Познакомившись со статьей, А. И. Александров решил, что фактов в ней недостаточно, возможно, что-то искажено по причине негативного отношения ко всему, что связано с царской Россией. К тому же доводы автора публикации необходимо было подтвердить документами.

Руководитель историко-краеведческого школьного кружка отправил запросы в архивы Бобруйска, Могилева, Омска, Ленинграда, Свердловска, Владивостока, Читы, в радиоклубы страны с просьбой найти материалы о первой в России трансконтинентальной радиостанции. Однако  отовсюду получил отрицательные ответы. Тогда началось наступление на более важные и весомые ведомства: Министерство обороны СССР, Министерство иностранных дел, Центральный музей связи имени А. С. Попова, Центральный государственный военно-исторический архив, Музей истории артиллерии, инженерных войск и войск связи в г. Ленинграде. И самое интересное и неожиданное: серьезные государственные организации отвечали на запросы школьных краеведов и их учителя и помогали отыскивать новую информацию, пересылая письма ребят по другим, только им известным адресам. Так на имя школьного кружка пришло письмо из историко-дипломатического управления Министерства иностранных дел СССР. В письме говорилось: «…Запрашиваемые сведение могут находиться в Центральном государственном историческом архиве СССР в г. Ленинграде. Мы направили Ваше письмо в назначенный архив с просьбой ответить непосредственно Вам».

Наконец, поиски увенчались успехом: из Центрального государственного военно-исторического архива МВД СССР пришел положительный ответ. Хочется привести его полностью:

«Заслуженному учителю РСФСР школы № 10 г. Челябинска тов. Александрову А. И.

На ваше письмо от 1 апреля 1960 г. сообщаем, что при просмотре документальных материалов Центрального государственного военно-исторического архива СССР были выявлены документы, посвященные выбору места под строительство радиостанции на Урале, в г. Златоусте, машинописные копии с которых направляем Вам. Других документов по интересующей Вас теме в архиве обнаружено не было.

Приложение: машинописные копии на 5 листах.

Начальник ЦГВИА СССР полковник Н. Шляпников, начальник отдела использования и публикации документальных материалов ЦГВИА СССР Воронин».

В присланном из ЦГВИА СССР копии Рапорта от 12 сентября 1908 года заведующего инженерной частью окружного инженерного управления Казанского военного округа  военного инженера генерал-майора Широкова в Главное инженерное управление   приводятся аргументы в пользу строительства радиостанции в районе Александровской сопки, в том числе такие: «расстояние до станции [Уржумки] не более 3-х верст, обзор громадный, сообщение относительно хорошее. Даже речкой Уржумкой отчасти можно воспользоваться для выработки энергии». И немаловажный момент для постройки радиостанции: земля близ сопки была казенная, в отличие от других мест, где она находилась в собственности населения.

Из Центрального музея связи им. А. С. Попова тоже пришел ответ с интересующими данными: «Перед войной (Первой мировой 1914 г.) Россия приняла участие в строительстве и оборудовании трансконтинентальной линии связи Париж-Науэн (Германия)-Бобруйск-Александровская сопка (около г. Златоуста)-Чита-Токио и дальше Северная Америка. На Александровской сопке и в Чите были построены станции искрового телеграфа с мощностью 35 кВт каждая. Связь по этой линии почти бездействовала, а если иногда и работала, то далеко несовершенно и с большими перебоями. Эти данные мною даны на основании воспоминания старого радиста Царскосельской радиостанции Н. Дождикова». (Для справки: Николай Романович Дождиков, почётный радист, действительный член Русского географического общества. Н. Р. Дождиков в дни Великой Октябрьской революции лично передал с Царскосельской радиостанции в эфир первые ленинские декреты о мире и о земле. Н. Р.  Дождиков в 1917 году состоял председателем комитета Царскосельской радиостанции).

А. И. Александрову удалось найти документы по строительству стратегически важной для России начала ХХ столетия военной радиостанции на Александровской сопке.

Мне захотелось продолжить краеведческое исследование о первой радиостанции на Урале, начатое в середине 20 столетия. Хотелось своими глазами увидеть хотя бы то, что осталось от этого поистине исторического объекта.

И вот мы с известным исследователем, спелеологом, действительным членом Географического общества Семеном Михайловичем Барановым идем на радиополяну, так в народе называют место, где находилась радиостанция. Облазили радиополяну вдоль и поперек. Что мы обнаружили?

На южном склоне Александровской сопки довольно хорошо сохранившиеся фундаменты зданий радиогородка. Именно здесь в 1912 году была построена военная радиостанция, искровая по конструкции, мощностью 35 кВт, фирмы Маркони. Кирпичные кладки фундамента до сих пор намертво схвачены цементом. Видимо, строили на века. Радиогородок был большой. В городке были сооружены кирпичное здание самой радиостанции, в котором располагалось приемно-передающее оборудование и шифровальная комната (в подвале), дом для офицеров и солдатская казарма, склад топлива, машинное отделение с нефтяным двигателем, двумя  генераторами и аккумуляторными батареями, склад оружия, охранно-наблюдательный пункт. Все важные объекты соединялись между собой подземным ходом. На каменно-цементных основаниях были установлены три мачты высотой 80 метров (60 м – металлические конструкции и 20 м – деревянная надставка).

Все это читается на местности по остаткам фундаментов. В сотне метров от фундамента основного корпуса мы обнаружили место, где была укреплена одна из антенн радиостанции. Нас поразила вмятина на металлической пластине, к которой крепился трос, поддерживающий антенну. Видимо, этот тросс был очень мощный.

Кстати, и металл, и кирпич, и другие строительные материалы – это вклад Урала и Златоуста в дело развития российской радиосвязи. Природа тоже внесла свою лепту. Неподалеку протекает ручей, из которого, несомненно, персонал радиогородка и солдаты, охранявшие эту станцию, брали воду.

К военному городку связистов через тайгу ведет мощенная камнем дорога. Она позволяла в любую погоду беспрепятственно проехать сюда. Дорога и сейчас исправно служит туристам.

Работала военная радиостанция всего 2 года, с 1912 по 1914 г. После ухода со станции военных ее переориентировали на передачу радиосвязи гражданского  содержания. А в конце 1916 года ее работа была полностью прекращена.

Причины закрытия первой на Урале радиостанции до сего дня в разных публикациях трактуются так: якобы, Александровская сопка и вообще Уральские горы мешали прохождению радиоволн. Точнее, эта версия переходит из публикации в публикацию. Что же на самом деле послужило причиной закрытия и последующей ликвидации радиостанции?

С этим вопросом я обратилась к крупным специалистам в области радиотехники и радиоэлектроники Николаю Ивановичу Войтовичу, доктору технических наук, профессору ЮУрГУ и Михаилу Степановичу Воробьеву, кандидату технических наук, доценту ЮУрГУ, которые авторитетно заявили, что Уральские горы не помеха для прохождения длинных радиоволн, на которых работала радиостанция. Отнюдь не горы мешали ее деятельности. Дело было в самой конструкции. Радиостанция была искровой. Во время работы таких передатчиков между зубцами разрядника проскакивали ослепляющие искры. Появление искр сопровождалось хлопками, подобными выстрелам из винтовки. Такая «стрельба» была слышна на расстоянии более двух километров (представляю, каково было радистам да и всем остальным в радиусе двух километров!).

Искровые генераторы имели массу недостатков: искровая станция излучает затухающие колебания. В начале разряда – резкий всплеск, зарождение колебания с большой амплитудой и быстрое его затухание. К началу следующего разряда колебания уже угасли.  К тому же искровая радиостанция не способна передавать человеческую речь – передача ведется только азбукой Морзе. Посылая сигналы своему корреспонденту, радиостанция мешает работе даже тех станций, которые ведут связь на другой близкой волне, она «засоряет» эфир. Не было кодировки, информацию можно было перехватить. Эти недостатки искрового радио заставили искать иные источники колебаний высокой частоты. Новый путь получения незатухающих колебаний заявил о себе только во время Первой мировой войны.

Так что искровая радиостанция на Александровской сопке так же, как и другие искровые радиостанции, просто морально устарела, надобность в ней отпала. Прошло всего-то 2-3 года – и появились новые технологии в радиосвязи.

Однако радиостанция близ Златоуста на Александровской сопке, как первая на Урале трансконтинентальная радиостанция, навсегда осталась в анналах истории.