Инициатива снизу: деятельность волостного комитета общественной безопасности в селе Русская Теча, 1917 год

Русская Теча – старейший населенный пункт на территории Челябинской области был основан в конце XVII века. В фондах Объединенного государственного архива Челябинской области имеется большое количество документов о Русской Тече, в том числе периода трех революций. В фонде Русско-Теченской волостной земской управы сохранились протоколы волостного комитета общественной безопасности за март – май 1917 года[1].

В начале 1917 года Русско-Теченская волость Шадринского уезда Пермской губернии включала в себя Нижне-Петропавловское, Белоярское и Баклановское, Черепановское сельские общества. На территории волости проживало почти 8 тысяч человек. Руководство ею осуществляло волостное правление в составе волостного старшины и сельских старост. Время от времени собирались волостной и сельские сходы. Под влиянием революционных событий в марте 1917 года начал действовать Русско-Теченский волостной комитет общественной безопасности.

29 марта 1917 года собрание в числе 14 человек «приступило к деятельности и исполнению обязанностей комитета». На первом собрании были избраны председатель Иван Максимилианов Миронов и секретарь Федот Семенович Савиновских, а также принято решение о «самоохране»: КОБ предлагал десятским [десятский – выборное лицо от крестьян для исполнения общественных и полицейских функций] «принимать все возможные меры к прекращению беспорядков и оказывать содействие волостному милиционеру Кокшарову». Также КОБ выразил благодарность крестьянину Андрею Варламову Крапивину, который согласился бесплатно на общественных началах исполнять обязанности милиционера[2].

В отличие от городских КОБов Русско-Теченского волостной комитет общественной безопасности также занимался организацией полевых работ и обеспечением крестьян посевным материалом. Так по решению Теченского КОБа была открыта запись желающих получать семенной хлеб, а также направлено ходатайство в уездную земскую управу о предоставлении посевного материала из общественных складов и получении ссуды на закупку хлеба.

Беспокоило КОБ и юридическое положение старых органов власти, поэтому в Шадринский комитет общественной безопасности было направлено обращение о продолжении работы волостного суда.

Второе заседание КОБа было назначено на 8 апреля. На этот раз все рассмотренные им вопросы касались выборов в сельские советы депутатов. Комитет заслушал обращение Шадринского уездного комиссара о проведении выборов, а также принятое Временным правительством «Положение о сельском и волостном самоуправлении». КОБ постановил провести выборы гласных в земство 12-го, а в волостную управу 14-го апреля.

КОБ рассмотрел вопрос о порядке проживания в волости военнопленных немцев: они не могли никуда выезжать, им запрещалось иметь оружие, собираться в группы больше трех человек, обращаться к местному населению с речами. Они могли гулять только в светлое время суток и «только в пределах поскотины» [поскотина – общественное пастбище в окрестности сельского населённого пункта], для отправки телеграммы им требовалось особое разрешения КОБа.

При КОБе избрали комиссию «для выяснения различных недоразумений, возникающих у солдаток по выдаче им пособия и присутствия при выдаче пособия», причту Теченской церкви была запрещена рубка леса на дрова в церковном лесу.

На следующем заседании 14 апреля КОБ вернулся к вопросу о праве клира Теченской церкви заготавливать дрова. Заслушали священника Александра Измайлова, который сообщил, что у него есть право вести вырубку леса. Раньше они не рубили лес, так как дрова были дешевы, и потому предыдущим настоятелем храма Владимиром Бирюковым запретил порубку леса в церковном лесу. Но теперь обстоятельства изменились и им потребовались дрова для обогрева жилищ. Получив разъяснение священника, КОБ отменил свой запрет.

КОБ подтвердил свои решения о военнопленных, а также отверг просьбу «германского гражданского пленного» Фридриха Лемана о свободном посещении базара. Также заслушали вопрос о борьбе с дезертирством.

На четвертом заседании КОБа 1 мая 1917 года подняли вопрос о земельном обеспечении крестьян. В окрестностях Русской Течи находилось поместье Крестьянского поземельного банка «Баташ». Комитет разрешил одному из крестьян с. Белоярского купить в этом поместье девять десятин земли. Еще местное отделение Крестьянского банка обязывалось сдать 90 десятин в аренду безземельным крестьянам.

Последним известным нам решением КОБа назначался созыв волостного совета сельских депутатов. Сведения о работе комитета общественной безопасности после 4 мая 1917 года не сохранились. Однако в мае в Русско-Теченской волости уже действовали и другие органы власти: волостной старшина, волостное правление, волостной совет, волостной исполком, а позднее сформирована волостная земская управа. Смысл деятельности КОБа заключался в поддержании порядка и решении насущных хозяйственных вопросов в условиях резкой смены государственного устройства. Но когда вакуум власти на местах был замещен, надобность в КОБе отпала. Вместе с тем это был первый опыт подлинного самоуправления без мелочного контроля со стороны местных чиновников. Через год, весной 1918 года, в период свержения советской власти на временный период в волости был сформирован Комитет народной власти, однако он не стал преемником КОБа и действовал на новом этапе Российской революции.

С. А. Кусков, кандидат исторических наук, ведущий археограф ОГАЧО


[1] ОГАЧО. Ф. Р-1110. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-10об.

[2] ОГАЧО. Ф. Р-1110. Оп. 1. Д. 1. Л. 2об.