Год Антарктиды: наши на Южном полюсе

 

2020 год объявлен Годом Антарктиды. Казалось бы, какое отношение имеет к Антарктике далекая от морей и океанов Челябинская область, находящаяся в самом центре Евразийского материка? А вот – имеет. И в Объединенном государственном архиве Челябинской области есть этому подтверждение. В фонде историка, краеведа, заслуженного работника культуры РФ, бывшей заведующей музеем Ильменского заповедника Людмилы Аркадьевны Буториной хранятся документальные материалы, рассказывающие об участнике первой советской Антарктической экспедиции Владимире Михайловиче Басове, научном сотруднике, а позднее – директоре  Ильменского заповедника.

Первая советская экспедиция была организована в преддверии Международного геофизического года, объявленного международным научным сообществом и проходившего в течение 18 месяцев, с 1 июля 1957 по 31 декабря 1958 года. Этот масштабный эксперимент включал геофизические исследования по всему земному шару, которые проводились по единой программе и методике. Почему именно в это время? Дело в том, что в этот период наблюдался максимум 11-летнего цикла солнечной активности, а в 1957 году – рекордно высокая солнечная активность. Наша страна взяла на себя обязательства с ноября 1955-го по апрель 1959 года организовать четыре рейса судов в Антарктиду и создать как на побережье, так и в глубине материка научные обсерватории. Международный совет научных союзов выделил для советских исследователей обширную неизведанную территорию между 80-м и 105-м градусами восточной долготы.

Принять участие в таких значимых для всего человечества исследованиях и пригласили научного сотрудника Ильменского заповедника Владимира Басова.

Кто же он – Владимир Михайлович Басов? В 1950 году окончил Московский геолого-разведывательный институт им. С. Орджоникидзе по специальности «Геология и разведка месторождений полезных ископаемых». Будучи еще студентом последнего курса, в 1949 году, вместе с женой, Ольгой Тырцевой, тоже студенткой этого вуза, Басов начал работать на Севере. Уже тогда он проявил себя хорошим специалистом-геологом и хорошим организатором. После окончания института Басова назначают начальником отряда, затем – начальником партии по геологической съемке и поискам месторождений. Работать приходилось в очень сложных природных условиях Меймечинской экспедиции Главсевморпути в центральном секторе Арктики – проводили геологическую съемку южной части Таймыра. В феврале 1952 года Басов назначен начальником экспедиции в отдаленный и неисследованный район Арктики – на остров Врангель, где трудился до 1954 года. Геологический отчет о работе партии получил отличную оценку. Это была не просто работа в условиях Крайнего Севера. Геологическая партия участвовала в научных исследованиях в рамках Международного Полярного проекта, который проводился в Арктике с середины 1930-х – вплоть до начала 1950-х годов.

Владимир Басов, закончив научную работу на острове Врангель, решил с семьей перебраться на родину жены, на Урал. Директор Горно-геологического института Уральского филиала Академии наук СССР (УФ АН СССР) А. А. Иванов предложил В. М. Басову должность заведующего научной частью (ученого секретаря) в Ильменском заповеднике. В мае 1954 года Владимир Михайлович приехал в заповедник и приступил к не менее важной работе по исследованию минералогического состава горного массива Урала.

В Академии наук не забыли успешного молодого геолога, занимавшегося исследованием земных недр Арктики. В новом Международном геофизическом году (1957-1958) предпочтение отдавалось другому Полюсу холода – Антарктике, материку к тому времени мало исследованному. Летом 1955 года Владимир Басов получил вызов на участие в первой Комплексной антарктической экспедиции Академии наук СССР: потребовались его опыт полярника, знания в области геологии, энергия, ответственность, коммуникабельность. Экспедиция была организована Главным управлением Севморпути Министерства морского флота СССР и Академией наук. Научное руководство экспедицией осуществляла Академия наук СССР. Организационные вопросы поручили Ивану Дмитриевичу Папанину – известному полярнику, доктору географических наук, дважды Герою Советского Союза, обладавшему незаурядной пробивной силой. Руководителем первой экспедиции был назначен океанолог и опытный полярный исследователь Михаил Михайлович Сомов, доктор географических наук, Герой Советского Союза. Целью экспедиции было создание исследовательской станции на антарктическом побережье и сезонной полевой базы в центральной области материка. Основными научными задачами экспедиции являлись изучение атмосферных процессов в Антарктиде и их участие в общей циркуляции воздушных масс, выявление закономерностей в перемещениях антарктических вод и физико-географическое описание региона, включающее и его геологическую характеристику.

30 ноября 1955 года флагманский корабль «Обь», первый из экспедиции, вышел в плавание из порта Калининграда. С борта дизель-электрохода «Обь» В. М. Басов изучал донные осадки прибрежных морей Антарктиды. После 35-дневного плавания, преодолев десять с половиной тысяч миль, корабль подошел к Антарктическому материку в районе Земли королевы Мери. 14 февраля 1956 года над научной обсерваторией Мирный на материке Антарктида был поднят государственный флаг СССР.

Начались научные исследования. В. М. Басов в условиях трудной и сложной антарктической обстановки проявил себя активным и дисциплинированным участником экспедиции как на работах по выгрузке грузов с корабля на ледниковый берег Антарктиды и строительстве поселка «Мирный», так и во время большого океанологического рейса в водах Антарктики и Индийского океана. Владимир Михайлович принимал участие в общественной жизни коллектива, состоял членом комитета содействия госзаймам, выполнял отдельные поручения партбюро. После того, как трагически погиб один из участников экспедиции, пытаясь спасти тонущий трактор, никто не решался садиться за руль тягача. Тогда Владимир Михайлович, показал пример мужества и отваги и сам стал водителем трактора. Получил благодарность от начальника экспедиции за отличную работу.

Басов оказался еще и замечательным летописцем экспедиции, подмечавшим интересные моменты работы исследователей, особенности необычной природы континента, поведения животных и многое другое. К примеру, он записал в своем дневнике: «5 января 1956 года все участники экспедиции на палубе – прямо по курсу корабля ледяной обрывистый берег, у которого прилепилось поле ледяного припая – годовалого молодого льда. На склоне ледяного купола материка видна темная полоса из валунов морена. Эти громадные глыбы камней принесены сюда за сотни или тысячи миль на спине сползающего в море ледника со скоростью нескольких метров в год. „Обь врезается в припай и сильными ударами корпуса пробивается вперед. С палубы сбрасывается шторм-трап. Впервые спускаемся на припайный лед, окружающий ледяной обрыв Антарктиды. Навстречу движутся толпы здешних жителей, пингвинов-адели. Для ускорения встречи некоторые из них ложатся на округлые животы, гребут по льду ластами-крыльями, так получается быстрее. Новые и новые стаи пингвинов окружают корабль. Принимается решение выгрузить здесь самолеты и произвести разведку окрестностей. На голубом небе нежный серп молодого месяца, обращенный острыми концами непривычно в обратную сторону, стоит полярный день, и, когда светит солнце, температура в летнюю пору поднимается до плюс 8 градусов. Но, отражаясь ото льда, солнечные лучи немилосердно жгут, вызывая ожоги и линяющий загар, после которого кожа сходит клочками.

На второй день Антарктида неожиданно показывает свой коварный нрав. С материка сорвался сильнейший ветер, все скрывается в снежно-ледяной пелене. Наказание за беспечность. Выгруженные ранее на лед тяжелые контейнеры с крыльями самолета Ли-2 находятся под угрозой. Ветер не стихает, достигая скорости 25-30 м/с. Поземка и снежная пыль сменяются крупными хлопьями мокрого снега. Аврал. Припай продолжает ломать и уносить в море. Работают все четыре дизеля, стараясь удержать корабль на месте. С большим трудом удается спасти крылья самолета. Антарктида дает первый предметный урок».

В течение Международного геофизического года (1957-1958) в Антарктиде побывали три советских экспедиции. На побережье Антарктиды и в ее глубинных районах, включая Южный географический полюс, геомагнитный полюс и Полюс Недоступности, действовали 8 наших станции: Мирный, Пионерская, Восток-1, Комсомольская, Восток, Советская, Полюс Недоступности и Оазис. Наряду с Антарктической программой США,  Антарктическая экспедиция СССР оказалась одним из крупнейших исследовательских проектов, когда-либо имевших место в Антарктике.

Вернувшись на Родину, В. М. Басов с мая 1956 по август 1963 гг. работал директором Ильменского государственного заповедника, вел большую научную работу, организовывал крупные научные совещания, писал статьи для местной печати, выступал на радио. В 1958 году он участвовал в Первом Уральском совещании по охране природы, в следующем году – в научно-производственном совещании по вопросам развития лесного хозяйства Челябинской области. В 1959 году в составе делегации СССР В. М. Басов принимал участие в работе 7-й Генеральной ассамблеи ЮНЕСКО по охране природы (Греция, Афины). В 1963 году. Владимир Михайлович был направлен Министерством геологии в Республику Гана в качестве старшего инженера-геолога при Советнике по экономическим вопросам Посольства СССР. В 1964 году окончил годичный курс обучения в Институте языка при Американском культурном центре в г. Аккре. После политического переворота в Гане советские геологи с семьями оказались под домашним арестом, пережили опасный период, пока советское правительство не добилось их возвращения на родину.

Вернувшись на Урал в 1966 году, Владимир Михайлович возобновил работу в качестве научного сотрудника Ильменского заповедника. В 1967 году по состоянию здоровья он перевелся в КБ машиностроения г. Миасса (ныне Государственный ракетный центр), куда его пригласил руководитель КБ В. П. Макеев. Басов знал несколько языков. Работал старшим инженером, начальником группы зарубежной информации и переводов. В КБ машиностроения Владимир Михайлович проработал двадцать лет, до 1987 года.    В. М. Басов был депутатом Миасского горсовета (1957-1963), членом Миасского горкома КПСС (1957-1962). Награжден орденом «Знак Почета» (1978) и медалями СССР.

Владимир Михайлович умер 12 мая 1996 года. Ему было 69 лет.

По документам личного фонда Л. А. Буториной (Ф. Р-1953), материалам газет «Миасский рабочий», «Челябинский рабочий», Энциклопедического словаря г. Миасса (2003).

Елена Рохацевич