Александр Бейвель в документах ОГАЧО

Александр Францевич Бейвель – один из самых известных градоначальников Челябинска за всю его историю. Он трижды избирался на этот пост. Врач, общественный деятель, успешный предприниматель – он снискал уважение сограждан, которое не поколебали революционные и военные бури. Поэтому не случайно, что судьба этого человека привлекает внимание краеведов, исследователей дореволюционной России и истории здравоохранения. Исследователями в читальных залах ОГАЧО были сделаны новые находки, рассказывающие о биографии Александра Францевича.

В метрической книге православной Всехсвятской церкви поселка Кременкульского Челябинского уезда за 1898 год имеется метрическая запись о бракосочетании доктора медицины Александра Бейвеля и «Пермской губернии города Ирбита дочери чиновника Анной Васильевой Караваевой». В метрических книгах рубежа XIX–XX веков сохранялись архаические формы словоупотребления. Анна Васильева – означает буквально Анна дочь Василия Караваева[1]. Невесте на момент брака исполнилось 18 лет, жених был старше ее на 13 лет. Среди восприемников были: известный челябинский предприниматель и благотворитель, потомственный почетный гражданин Александр Чикин, дворянин Василий Шавров, доктор медицины Василий Попов и дворянин Евсигней Курчеев. Молодая семья поселилась в Челябинске, где проживала до 1932 года.

Другая находка представляет собою дело Челябинского городского финансового отдела по налогообложению частной врачебной практики Александра Францевича за 1930–1932 годы[2]. В послереволюционное время Александр Францевич работал в лечебных учреждениях и занимался частной врачебной практикой. В 1931 году городской финансовый отдел обложил Александра Францевича огромным налогом в 6 тысяч рублей. По тем временам это была огромная сумма, так как средняя зарплата работников едва превышала 100 рублей в месяц. Такое тяжелое налоговое бремя мог выдерживать только энергичный и физически сильный человек, ежедневно за плату помогавший многим пациентам. В 1932 году Александру Францевичу исполнилось 65 лет, и он по состоянию здоровья (инвалидность) вынужден был сокращать врачебную практику. Но финансовые работники городского совета налог на 1932 год начисляли по примеру прошлых лет. К началу 1932 года вместе со штрафом общий долг А. Ф. Бейвеля перед государством достиг 11769 рублей.

В жалобах о сложении налога, направленных в Челябинский горком партии и в прокуратуру, А.Ф. Бейвель указывал, что уже в феврале 1930 года он отказался от частной практики, а помощь больным оказывал на безвозмездной основе. В деле оказались подшиты расписки пациентов, в которых они свидетельствовали, что получали помощь от Александра Францевича без выплаты гонорара. В конечном итоге большую часть налога за 1930 и 1931 годы и штрафы списали. Новый налог за 1930 год был исчислен в размере 633 рублей[3].

Из налоговой декларации мы можем узнать о денежных доходах А. Ф. Бейвеля в 1931 году. За работу в рентгеновской лаборатории с учетом оплаты сверхурочных работ он получал 85 рублей в месяц, за два месяца частной практики в январе и феврале 1930 года – заработал 800 рублей, еще тысячу рублей дала продажа медицинского оборудования: операционного стола и другого медицинского оборудования. Таким образом, из 800 рублей, заработанных врачом, после выплаты налога у него должно было остаться 167 рублей. Налог составил 79 %. Декларация Александра Францевича также свидетельствует, что в 1931 году в одном доме вместе с ним проживали жена Анна Васильевна и шестнадцатилетний сын Кирилл. В тот период семья Бейвелей нанимала домашнюю работницу, которой заплачено 340 рублей[4].

С. А. Кусков,

кандидат исторических наук,

ведущий археограф ОГАЧО



[1] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 1. Д. 540. Л. 69 об., 70.

[2] ОГАЧО. Ф. Р-185. Оп. 1. Д. 98. Л. 1 –20.

[3] ОГАЧО. Ф. Р-185. Оп. 1. Д. 98. Л. 1, 20 об.

[4] ОГАЧО. Ф. Р-185. Оп. 1. Д. 98. Л. 17, 17 об.