Как челябинцы жертвовали на строительство храмов св. Владимира в Севастополе и Херсонесе

В обращении президента России к Федеральному Собранию в декабре 2014 года говорилось о значении Севастополя не только как города русской воинской славы, но и как христианской купели нашего народа. Понимание сакральной ценности событий и достопримечательностей, связанных с крещением князя Владимира в Херсонесе Таврическом, веками сознавалось имперской элитой. В 1820-х годах на развалинах Херсонеса были проведены раскопки и найдены руины базилики, в которой совершался обряд крещения великого князя. «Главный командир Черноморского флота и портов Николаевского и Севастопольского военный губернатор» вице-адмирал Грейг выступил с инициативой о «сооружении памятника на развалинах древнего Херсонеса Таврического близ Севастополя». После получения одобрения императором Николаем I этой инициативы весной 1829 года вице-адмирал разослал по губерниям Российской империи уведомление о сборе пожертвований. В фонде Челябинской городской думы сохранился циркуляр Оренбургского военного губернатора, генерала Петра Кирилловича Эссена, равно как и другие документы о сборе средств, адресованный в Челябинскую городскую думу. Из архивных документов видно, что в Оренбурге делу придавалось большое значение. Ходом сбора интересовался непосредственно Петр Кириллович Эссен, а после его отставки в 1830 году – Оренбургский гражданский губернатор действительный статский советник Иосиф Львович Дебу.

Челябинская городская Дума на рубеже 1820-х – 1830-х годов объединяла Троицкое и Челябинское гражданские общества. Поэтому сбор пожертвований был одновременно открыт в двух городах. По сообщениям Троицкого городского старосты 19 жертвователей внесли 28 рублей. При этом есть вероятность, что средств было пожертвовано больше, только документы не сохранились. Фамилии жертвователей Троицкий городской староста Зарубин записал торопливым неразборчивым почерком, разобрать их не удалось. Сам Зарубин внёс два рубля[2].

Сведений о сборе пожертвований в Челябинске значительно больше, так как сохранилась «Книга для записи добровольных пожертвований на сооружение памятника близ города Севастополя». 55 жертвователей внесли более 60 рублей. По пять рублей (самые большие пожертвования) отдали Челябинский городской голова Андрей Лавров и купец Максим Ахматов. Прочие купцы и мещане из тех, кто побогаче, жертвовали по 2 рубля. Столько, например, внёс купец Андрей Андреевич Мотовилов. Большинство мещан вносили от 50 копеек до рубля. Большое пожертвование сделал крестьянин Федот Балальмин – 3 рубля 80 копеек. Самые маленькие взносы – по 30 копеек – делали наименее обеспеченные горожане[3].

В конечном итоге челябинцы собрали и передали на возведение памятника 63 рубля ассигнациями, о чём свидетельствует квитанция казначейской экспедиции Черноморского департамента от 2 июля 1830 года № 1400[4]. Велика ли была эта сумма для горожан – судить сложно. Однако их участие в финансировании строительства памятника документально подтверждено, и не может быть подвергнуто сомнению. Кстати, по всей стране было собрано более полумиллиона рублей.

Но что же это был за памятник и был ли он построен?

Первоначально планировалось строительство Храма св. Владимира по проекту архитектора Константина Тона на руинах старого Херсонеса. Однако впоследствии место строительства было перенесено в центр Севастополя. До начала осады строительство не было завершено, затянулось на десятки лет. В храме были захоронены погибшие руководители обороны Севастополя, поэтому за храмом закрепилось второе название: «Усыпальница адмиралов». Часть собранных в 1830-х годах средств была потрачена на строительство другого одноименного храма (св. Владимира) в Херсонесе, на месте предполагаемого места крещения великого князя. При открытии храма в 1861 году присутствовал император Александр II.

Таким образом, жители Челябинска в 1830 году приняли участие в возведении двух ценнейших памятников истории нашего государства, связанных с историей крещения Руси и героической обороной Севастополя.



[1] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 1, д. 1030, л. 1-3, 20, 20об.

[2] Там же: л. 8, 9, 14.

[3] Там же: д. 1076, л. 1-3.

[4] Там же: д. 1030, л. 23.