История 163 пехотного запасного полка по документам Объединённого государственного архива Челябинской области

С. А. Кусков,

 кандидат исторических наук,

ведущий археограф ГУ ОГАЧО

До сих пор история Челябинска периода Первой мировой войны остаётся малоизвестной. Множество документов было утрачено в результате распада Российской армии. В Советский период произошло оттеснение Первой мировой войны, как казалось, более актуальными темами истории революции и Гражданской войны. Это особенно заметно на уровне местной локальной истории. Но и в рамках общих исследований Первой мировой войны некоторые её аспекты изучены совсем слабо. К числу таких малоизвестных страниц относится деятельность запасных полков и батальонов Российской армии.

С одной стороны непосредственно в боевых действиях запасные части не участвовали, а являлись лишь тыловым источником маршевых пополнений, а на положение дел на фронте влияли косвенно. С другой стороны и в качестве военной опоры революционной власти выступить не смогли. Однако, считаю, что история действующей Российской армии в 1916-1918 годах не может быть понята без выяснения вопросов социализации молодых воинов, которая формально начиналась в запасных полках и батальонах. А морально-политическое разложение фронтовых частей не могло проходить обособленно от частей тыловых. Политические события революции 1917 года определялись настроениями и политическими акциями запасных частей, как в Петрограде, так и в тылу. Таким образом, история запасных частей имеет не только военный, но и социально-политический аспект.

Когда в Петрограде произошла революция, в Челябинске дислоцировались 109-й и 163-й пехотные запасные полки 32-й пехотной запасной бригады. О 109-м полке писалось чуть больше, так как в нём служил С.Я. Цвиллинг. Именно этот полк поддерживал первый Челябинский Совдеп. О 163-м полке не удалось найти ни одной публикации, кроме упоминаний о дислокации данной части в Челябинске. Известно, что 163 пехотный запасный батальон (первоначально он назывался именно так) дислоцировался в городе, по крайней мере, с 18 сентября 1915 года. Летом следующего года он был реорганизован в полк на основании Положения Военного Совета от 16 апреля 1916 года. На протяжении 1915-1917 годов батальоном, затем полком командовал полковник Иолшин. Причём весной 1917 года он временно исполнял обязанности и командира бригады.

Сведения о расформировании или передислокации полка из города, как в опубликованной литературе, так и в архивных документах отсутствуют. Такая вот, мягко говоря, небогатая история. При этом мы не имеем права кивать на московских или каких-либо других историков, так как наличие документов 163 пехотного запасного полка в федеральных архивах не подтверждается. Вероятно, большая часть документов, отражающих в той или иной мере историю данной воинской части, сохранилась в ОГАЧО, а также в Государственном архиве Оренбургской области.

Основной массив документов по истории 163-го полка находится в составе фонда Челябинской городской управы (ф. И-3). Этот фонд целиком был отсканирован, «сканы» внесены в областную информационную базу «АИС Архив». Поэтому при определённой настойчивости желающие могут ознакомиться через интернет почти со всеми документами фонда, в том числе и по истории 163 пехотного запасного полка.

Однако какие-то документы полка могут находиться и в других фондах архива. Так, например, во время отбора документов для экскурсии моё внимание привлекло дело с планами зданий исторического центра г. Челябинска. Большинство планов зданий не имело датировки, кое-где встречался год создания документа – 1914 или 1916. При этом недатированные планы имели отметки зауряд-чиновника 163-го пехотного запасного полка Попова. В планах указано количество аршин в комнатах, предназначенных для расквартирования нижних чинов полка. Поскольку документы оказались в фонде Челябинского окружного отдела местного хозяйства, вероятно, их использовали как источник сведений о наличии площадей для размещения в городе советских учреждений. Но это не исключает особых обстоятельств создания упомянутых планов и чертежей, вызванных задачей перевода на казарменное положение больших масс призывников в условиях перегруженного военного города.

Из документов Челябинской городской управы известно, что самоуправление города обеспечивало полк дровами, продовольствием и квартирами. Особенно много документов посвящено выделению жилой площади для расквартирования солдат. Их могли разместить в общественных зданиях или на обывательских квартирах. Ознакомление со списками помещений для расквартирования в них нижних чинов подтверждает, что использовались оба способа.

Среди листов переписки городской управы в деле 1222 описи 1 фонда И-3 имеется список общественных зданий, отведённых для размещения нижних чинов 163 пехотного запасного полка[1]. Таким образом, версия о том, что в зданиях города (с которых были сняты планы) были расквартированы военнослужащие 163 пехотного запасного полка, нашла документальное подтверждение. В представленной ниже таблице проведено сравнение данных списка и имеющихся чертежей.

 

Таблица 1. Соответствие списка зданий, отведённых для расквартирования нижних чинов 163 пехотного запасного полка и подборки планов из фонда Челябинского окружного отдела местного хозяйства

Название помещения

Сведения из списка Челябинской городской управы

В планы и чертежи

Здание

Число комнат

Площадь аршин2

человек

Выделено жилых комнат и других помещений

Площадь аршин квадратных

 

Человек

Общественное собрание (нижний этаж)

12 комнат на двух этажах

534

711

Имеется план верхнего этажа, 12 комнат

454 аршин

Не указано

Народный дом (смотри Приложение 1)

7 комнат

393

524

7 комнат

393

524

4-е мужское приходское училище (смотри Приложение 2)

5 комнат

272

363

5 (всего 9)

272,56 аршин

363

Дом Губкина-Кузнецова

2 комнаты

393

524

2 комнаты и кухня

589,14

785

Дом Ахметова (смотри Приложение 3)

3 комнаты

65

86

3 комнаты, канцелярия, умывальня

65

86

Дом Батракова (смотри Приложение 4)

5 комнат

40

53

4 комнаты, 2 под офицерские комнаты, коридоры

40

53

1-е мужское приходское (Александровское) училище (смотри Приложение 5)

5

235

313

5 комнат верхнего этажа, нижний этаж отведён под кухню и канцелярию

235

313

Дом Самохвалова

2

102

136

2 комнаты и канцелярия

101,7

136

Дом Архипова (смотри Приложение 6)

6

155

205

6 комнат, офицерская, цейхгауз, кухня, 2 умывальные комнаты

155

205

2-е мужское (Троицкое) училище

7

195

260

7 комнат, кухня, цейхгауз, канцелярия

195

260

Дом Шкляревич

5

68

90

5, коридор, кухня

68

90

5-е мужское (Кутузовское) училище

4

167

223

4 комнаты, 2 помещения для [постельных]

167

223

Помещение Стахеева

-

162

216

1 комната

162

216

2-е женское училище

3

95

127

3 комнаты, передняя, квартира ротного командира

95

127

Дом Сомова

7

50,50

67

7 комнат, канцелярия, умывальная, цейхгауз

50,70

67

Дом Галеева (Бывший магазин Яушевых)

-

155

206

Два плана верхнего и нижнего этажей

300

Не указано

Второе помещение (дом Галеева)

-

145

194

Дом Дернова

5

104

139

5 комнат и 4 вспомогательных помещения, рядом план туалета на 5 мест

103,98

139

Ночлежный дом

3

79,5

106

3 комнаты, слесарная, ружейная, канцелярия, цейхгауз, ружейная, слесарная мастерская

79,5

106

Дом Бейвеля (Приложение 7)

низ

52

70

Помимо жилого помещения, кухня

51,60

70

2-е городское смешанное училище

7

301

402

7 комнат, 2 коридора, 2 цейхгауза, кухня, канцелярия

301

402

Дом Осецкаго

5

67

90

5 комнат, кухня, коридор

67

90

Дом Борисова

5

91

121

5 комнат, вспомогательные помещния, в том числе хлебопекарня

90,78

121

Дом Фирсовой

4

68

91

Общий план дома и флигеля; 5 комнат, 11 вспомогательных помещений

78,24

105

Флигель Фирсовой

1

10

14

Дом Балакиной

6

84

113

6 комнат, умывальня и кухня

89,88

-

 

Сравнение сведений двух источников показывает, что они являются частью единого делопроизводительного комплекса, призванного обеспечить мероприятия по расквартированию личного состава и вспомогательных служб 163 полка в Челябинске. Расчёт общей жилой площади и числа нижних чинов к расквартированию в каждом из зданий полностью совпадает. Дело 2 описи 1 фонда Р-181 (Челябинский окружной отдел местного хозяйства) содержит чертежи зданий, отведённых для размещения нижних чинов полка, в таком порядке, в котором они перечисляются в списке городской управы. Планы и чертежи зданий в деле представлены в полном объёме. Имеется чертёж 3-го женского училища, где для полка было отведено 6 жилых комнат (222 кв. аршин) на 295 нижних чинов, а также комнаты для занятий, кухня, канцелярия, цейхгауз[2]. Но в списке городской управы это здание не упомянуто.

Вместе с тем, планы и чертежи зданий являются более информативным источником по истории 163 пехотного запасного полка, чем другие выявленные по теме документы, в частности список зданий, отведённых для расквартирования нижних чинов. В перечисленных в таблице зданиях, полку отводились не только жилые помещения. Часть выделенной площади предназначалась для размещения цейхгауза, кухонь, столовых, умывальных комнат, ружейных, гауптвахты, помещений канцелярии полка. То есть, основываясь на сведениях из планов и чертежей, можно составить общую картину размещения ряда подразделений полка, представить общие направления учебной, воспитательной, организационной работы полка.

В процессе подготовительных мероприятий по расквартированию 163 пехотного запасного полка составлялись чертежи зданий, полностью или частично отведённых для административных либо хозяйственных нужд полка. В представленной ниже таблице перечислены чертежи этой категории зданий.

 

Таблица 2. Чертежи зданий 163 пехотного запасного полка административного и хозяйственного назначения.

Здание

Площадь

Назначение помещений

Дом Кузнецова по Большой ул.; 3 комнаты

11,24 саж. кв.

Нет данных

Дом Мартынова по Западному бульвару; 3 комнаты

9,32 саж. кв.

Нет данных

Каменный склад Федотова (смотри Приложение 8)

20,0 саж. кв.

Возможно, склад

Двор полковой канцелярии

-

Здания кухни нестроевой команды, конюшни, фуражного амбара, амбара

Слесарная мастерская «угол Ивановской и Оренбургской ул.»; 5 комнат

35 саж. кв.

Слесарные, спальни для обозных

Нижний этаж дома Батраковой; 2 комнаты; на момент создания чертежа здание было «временно занято ремонтной комиссией»

19,06 саж. кв.

Нет данных

4-е женское «деревянное училище на углу Оренбургской и Ивановской ул.»; 12 комнат

-

Здание целиком было занято канцелярией полка

Помещение братьев Покровских на Большой улице; 5 комнат

50,97 саж. кв.

Хлебопекарня, склад, столярная мастерская, спальни для [скотников], плотников и хлебопеков, столярная мастерская

«План каменного магазина Стахеева на станции»; 2 помещения; дата чертежа 20 декабря 1916 года

51,81 саж. кв.

Нет данных

Дом Иванова на ул. Сибирской; 7 комнат с откидными койками

23,97 саж. кв.

Гауптвахта

Помещение во дворе дома Крашенинникова по улице Большой

55,90 саж. кв.

Возможно, склад

Дома Кедрова, Караваева, Дюрягиной

40,57 саж. кв.

Комнаты для стирки, кипятильня, спальни

Общий анализ сведений из Таблицы 1 и 2 показывает высокую долю помещений административного назначения. Вероятно, в последнем квартале 1916 года командование полка дислоцировалось в здании 4-го женского начального училища, а хозяйственные постройки территориально тяготели к этому центру управления. По планам просматриваются и помещения, предназначенные для военного обучения ратников.

Специфика работы запасных частей по подготовке маршевых пополнений заключалась в нестабильности общей численности переменного состава. В условиях перегруженности Челябинска частями военного гарнизона командование 163 пехотного запасного полка было вынужденно прибегать к постою ратников на квартирах местных обывателей на постоянной основе. Сохранившиеся в фонде городской управы документы показывают нам масштабы этой практики. Постойная повинность серьёзно осложнила повседневную жизнь челябинцев. Надо думать, что и офицеры полка не были в восторге от невозможности перевести новобранцев в казарму. Каждый месяц для расквартирования нижних чинов только одного 163-го полка использовалось от 200 до 300 домовладений. В октябре 1916 года в 247 домовладениях на постое находилось более 300 солдат (более подробные сведения смотри в Приложении 9).

Помимо «дирижирования» постойной повинностью в тыловом городе управа занималась и другими вопросами обеспечения запасных частей. Поэтому неслучайно, что документы Челябинской городской управы о хозяйственно-бытовом обслуживании 163 полка составляют основной массив источников. Затрагивались вопросы снабжения дровами, хлебом. В адрес полковой канцелярии высылались счета, квитанции. За занятые военными частями городские здания из казны полагались возмещения, которые следовало рассчитать и обосновать. Переписка управы с полком велась активно, к делам подшивались как исходящие, так и входящие бумаги.

Поскольку фонд 163 пехотного запасного полка не сохранился, учебно-воспитательную работу полка изучать нельзя. Но возможно установить размеры, примерную штатную структуру, численность нижних чинов, условия и характер службы. В фонде Челябинской городской управы сохранились списки офицеров полка и солдат учебной команды на 1917 год. Среди 169 офицеров полка преобладали подпоручики (всего 12 офицеров с этим званием) и прапорщики. Из старших офицеров были только полковник Иолшин и капитан Крутиков. Кроме фамилии и звания в списках нет каких-либо других данных. С такими списками можно было расквартировать господ офицеров по квартирам, или раздать им подарки к церковному празднику, но не руководить полком[3].

Чуть больше сведений о военнослужащих содержится в списке солдат учебной команды 163-го пехотного запасного полка по состоянию на 25 мая 1917 года. Постоянный и переменный состав учебной команды перечислен повзводно и поротно, с указанием имени фамилии звания и специальность (кашевар, Окаптенармус, учителя и прочие). Список пронумерован и заверен таким образом, что исключал произвольное внесение изменений. Он был составлен и заверен офицером, исполнявшим обязанности начальника учебной команды. При этом внизу списка имеется отметка об отправке этого документа в канцелярию полка. Причём особо указан тот факт, что ратники и унтер-офицеры учебной команды внесены также и в списки рот[4]. Таким, образом, перед нами документ, составленный в системе делопроизводства полка. Такого рода список мог быть составлен в нескольких экземплярах, но передача за пределы полка да ещё в руки представителей городского самоуправления крайне маловероятна. Городским властям и даже губернскому правлению ведомства Министерства внутренних дел такие списки не были нужны, достаточно было сведений о списочном составе полка. То есть, список солдат учебной команды 163 пехотного запасного полка оказался среди документов управы после ликвидации этой воинской части.

В ГУ ОГАЧО сохранился уникальный документальный комплекс по истории 163 полка. Он позволяет прояснить вопрос о дислокации подразделений, численности офицерского состава и учебной команды, выявить пути снабжения продовольствием и топливом, основные способы расквартирования постоянного и переменного состава полка. Вместе с тем выявленных документов по теме истории 163 полка недостаточны для восстановления его судеб, но стимулируют нас к дальнейшему поиску.

Обращение к теме раскрывает с нового ракурса и другие проблемы истории Первой мировой войны в нашем регионе:

  1. Изучение истории только одной части показывает размах мобилизационных мероприятий в городе.
  2. Также оно демонстрирует ошибочность представления об ограниченности документального наследия Первой мировой войны. Сохранившиеся документальные комплексы не выявлены или выявлены только частично.
  3. История последних этапов Первой мировой войны оказалась «смазана» последующими революционными событиями. Судьбы военнослужащих и тыловых частей Российской армии – переход их в другое состояние (роспуск, переподчинение партийным группам или местным властям, участие во внутренних конфликтах) и есть, собственно, окончание «2-й Отечественной войны» для нашего «околотка».


[1] ОГАЧО, ф. И-3, Оп. 1, д. 1222, л. 135-137.

[2] ОГАЧО, ф. Р-181, оп. 1, д. 2, л. 28.

[3] ОГАЧО, ф. И-3, оп. 5, д. 31, л. 4-7.

[4] ОГАЧО, ф. И-3, оп. 5, д. 32, л. 1-7.