Челябинск. Отзвуки Крымской войны

С. А. Кусков,

кандидат исторических наук,

ведущий археограф ГУ ОГАЧО

Все мы по праву гордимся героическими русскими солдатами и матросами, защитившими Севастополь, Кронштадт, Петропавловск, Соловки и другие стратегические пункты. Челябинск и челябинцы тоже были участниками событий того времени. Вместе со всем народом они разделяли тягости войны, радость побед и горечь военных неудач.

Челябинск в середине XIX века был небольшим городом с пятитысячным населением, торговым и административным центром одноименного уезда общей площадью в 34 тыс. квадратных вёрст. Основное население городка – мещане и ремесленники. Купечество было многочисленно, но значительными капиталами не обладало. Челябинские купцы богатели на торговле зерном, держало мельницы, салотопни. В середине XIX века в городе развернулось строительство первых купеческих особняков, торговых палаток и складов. Для приобретения первоначального капитала не гнушались и «делами тёмными»: скупкой украденного имущества, нелегальной торговлей золотом. Однако и на этом поприще миллионов никто из челябинцев не заработал. Но русскому ли купцу тягаться в алчности с английским лордом-наркоторговцем?

Вдали от столиц и главных транспортных магистралей в период Крымской войны шла обычная жизнь. Торговля Российской империи с Великобританией и Францией теперь осуществлялась через нейтральную Пруссию, которая на этом значительно обогатилась. Но в Челябинск товары европейской выделки и так почти не поступали. А продовольствия в центре сельскохозяйственного края производилось много.

Наибольшим влиянием среди горожан пользовалось семейство купцов Мотовиловых[1]. В 1854 году на должности Челябинского городского головы был утверждён Василий Андреевич Мотовилов. С перерывами он управлял городом вплоть до 1862 года. Именно на его плечи легла задача организации помощи российской армии по заданиям Оренбургского губернатора. Воюющему государству постоянно требовались деньги и солдаты, что и нашло отражение в циркулярах центральных и губернских учреждений.

В условиях войны пошатнулось финансовое благополучие государства. Отчасти проблему удавалось сгладить благодаря различным сборам и пожертвованиям. Например, в июле 1854 года Челябинское общество купцов и мещан провело «добровольную подписку в пользу Войск ныне сражающихся за Веру Царя и Отечество». В результате было собрано 275 руб. серебром. Список жертвователей не сохранился. Осенью 1854 года всем жертвователям, в том числе и челябинцам, была объявлена монаршая благодарность, а деньги передали в военное министерство[2].

В 1855 году также проводился целевой сбор средств. В июне губернатор обязал В.А. Мотовилова провести подписку «Для вознаграждения семейств храбрых морских воинов, за потерю ими в Севастополе домов и имущества»[3]. В сентябре был объявлен сбор средств в пользу государственного ополчения. Сколько в итоге было собрано денег – неизвестно[4].

На местные городские власти легла задача заготовления одежды, фурнитуры для постройки мундиров, обуви, оружия. Когда челябинские купцы заготовляли полушубки для рекрутов, то не забывали и о прибыли. В документах Челябинской городской думы сохранилось письмо Оренбургского губернатора от 28 июня 1854 года. В нём сообщается, что губернатор камергер Яков Владимирович Ханыков возмущён высокой ценой заготовленных полушубков: по 3 рубля 60 копеек серебром за один полушубок. Чему причиной стала излишняя «поспешность в заготовке полушубков». Упоминание о начале следствия по этому делу всё же представляется мерой психологической, так как местная администрация имела немало рычагов воздействия на мещанина или купца. Характерно, что пошив и заготовка полушубков для нужд армии велись в городе и его окрестностях и позже[5].

Важным последствием начала войны для горожан стало расширение рекрутских наборов. Уже 1854 году в городе был проведён внеочередной набор рекрутов. Челябинцы также приняли участие в формировании дружины подвижного ополчения. 29 января 1855 года был объявлен высочайший манифест о государственном ополчении. Дружины оренбургского ополчения в конечном итоге были собраны и переброшены на Кавказ[6]. В 1855 году отдельные ратники из Челябинского уезда вливались в состав Уфимской дружины государственного ополчения № 306 (начальник полковник Базыкин)[7]. Челябинцы были обязаны заготовить для нужд ополчения необходимую амуницию на сто ратников[8].

Почти весь 1855 год Василий Андреевич Мотовилов выполнял функции аналогичные задачам нынешних военкоматов, то есть занимался оповещением и сбором мещан, подпадавших под действие манифеста о государственном ополчении. Челябинский городской голова и другие члены городского общества привлекались к сбору рекрутов по всему Челябинскому уезду. Сохранившиеся документальные материалы свидетельствуют, что розыск и отправка требовали немалых усилий. Ряд лиц вытребовать не удалось, так как они находились на государственной службе[9]. Прошения горожан с добровольными просьбами включить их в состав ополчения в архиве обнаружить не удалось.

В конце ноября 1855 года состоялись проводы ополченцев из Челябинских мещан. Мещане подготовили обед с водкой для ратников. Купцы накрыли стол для офицеров. Многие ратники по бедности не имели крепких сапог для дальнего похода, но городское самоуправление располагало только 32 овчинными полушубками и деньгами, пожертвованными горожанами. Сбор вещей от населения позволял экономить государственные средства. Ну а обувь ратникам ополчения была выдана военным ведомством[10]. Как воевали ополченцы из Челябинска пока неизвестно. Когда война кончилась, ратники и многие рекруты были постепенно демобилизованы и вернулись домой.



[1] Мещеряков П.В. Челябинск. Краткий очерк. Челябинск: ОГИЗ, 1947. С. 6; Алеврас Н.Н. Челябинское купечество в первой половине XIX века // Краеведческий сборник «Челябинск неизвестный». Вып. 1. Челябинск: Центр историко-культурного наследия г. Челябинска, 1996. С. 12, 13.

[2] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 344, л. 1-4.

[3] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 376, л. 1.

[4] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 361, л. 1, 2.

[5] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 1, д. 334, л. 1, 2.

[6] Смолин Н.Н. Дружины государственного подвижного ополчения (http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Smolin.pdf). Дата обращения: 04.12.2014.

[7] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 388, л. 1, 1об.

[8] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 362, л. 2.

[9] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 366, л. 16, 66.

[10] ОГАЧО, ф. И-1, оп. 3, д. 360, л. 4, 4об., 5.