Юбилей историка

9 февраля 2018 года юбилей отмечает доктор исторических наук, профессор кафедры истории России и зарубежных стран ЧелГУ Наталия Николаевна Алеврас. Коллектив Объединенного государственного архива Челябинской области поздравляет Наталию Николаевну с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, благополучия, новых открытий, статей и книг!

 

Н. Н. Алеврас один из крупнейших историков местного края, исследователь истории горнозаводской системы (в числе прочих поставивший вопрос и о характеристики ментальности проживавшего в горнозаводской зоне населения), автор монографии «Аграрная политика на горнозаводском Урале в начале XX века» (Челябинск, 1996) и многочисленных учебных пособий по истории Урала. Во второй половине 1990-х гг. ее научные интересы изменились и в настоящее время она с полным правом может считаться одним из самых крупных специалистов по истории дореволюционной исторической науки в России.

Научная работа, оставшаяся неопубликованной в силу тех или иных причин – явление обыденное, распространенное. В советский период сеть печатных изданий была сравнительно невелика, тормозил их создание жесткий бюрократический и цензурный контроль за сферой печати, а потому многое из написанного учеными долго не могло увидеть свет. Как правило, такие произведения сохранялись в личных фондах их создателей либо связанных с ними лиц, получивших экземпляр из авторских рук. Именно таким образом дошел до нас доклад Н. Н. Алеврас «К биографии уральского краеведа-историка Н. М. Чернавского (1872–1940)», зачитанный ею в 1984 году на научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения И. Г. Горохова, проводившейся Челябинским областным краеведческим музеем. Выступление это заинтересовало краеведа В. С. Боже, получившего от автора рукописный текст речи, а затем передавшего его на хранение в ОГАЧО в составе своего личного фонда (ОГАЧО. Ф. Р-752. Оп. 1. Д. 266). В свете будущего столетнего юбилея архивной службы России (равно как и юбилея самой Н. Н. Алеврас), как представляется, текст этот приобретает особую актуальность.

Необходимо отметить, что в середине 1980-х гг. биография Н. М. Чернавского практически не попадала в фокус внимания исследователей, выступлению Н. Н. Алеврас предшествовали всего две газетные статьи, которые были посвящены скорее обзору личного фонда ученого, чем его жизненному пути. Челябинское краеведение на тот момент предпринимало лишь первые шаги к рефлексии, попытки обратиться к собственной истории были чрезвычайно редки. Н. Н. Алеврас. Таким образом, может считаться одним из зачинателей «краеведоведческих» исследований в Челябинске.

Как то уже явствует из названия, Н. Н. Алеврас попыталась дать краткую периодизацию творческого пути архивиста. Всего ею было выделено четыре этапа его жизни: детство и юношеские годы; начало служебной и научной деятельности; годы «после защиты диссертации», когда он «был поглощен служебными заботами»; советский период деятельности. К таковой периодизации, конечно же, можно предъявить и некоторые критические замечания. Так, например, последний этап охватывает время с 1917 по 1940 год, когда отношения Н. М. Чернавского с советской властью сильно перестроились от взаимовыгодного сотрудничества до насильственного отторжения его от профессиональной деятельности в силу идеологических причин. Это этап явно требует либо введения внутренней более дробной градации, либо разбивки на несколько более мелких единиц. Но, как бы то ни было, само создание подобной периодизации говорит о том, что Н. Н. Алеврас стала первым исследователем, который рассмотрел биографию Н. М. Чернавского в качестве динамически развивающегося единого целого, что дало возможность для ее дальнейшего более углубленного исследования, например, в работах уже упоминавшегося В. С. Боже.

Вряд ли имеет смысл пересказывать эту работу – желающие имеют возможность ознакомиться с ее содержанием в нашем архиве. Остановимся лишь на отдельных, представляющих интерес для современного читателя ее моментах.

Так, пытаясь восстановить юношеский период жизни архивиста, Н. Н. Алеврас столкнулась с дефицитом источников (об этом времени его жизни нет ни воспоминаний, ни дневниковых записей, ни писем). Вывод был найден в обращении к записным книжкам архивиста, содержащим в основном выписки из художественных произведений и афоризмы известных людей. На их основании Н. Н. Алеврас попыталась реконструировать интеллектуальную атмосферу взросления ученого, круг его чтения и взгляды. Тем самым уже в те годы в ее творчестве виден характерный для более поздних работ «антропологический» ракурс зрения, попытка проникнуть во внутренний мир своих героев. Так, например, она отмечает отсутствие выписок из литературы духовного содержания, превалирование в записях светской литературы. Афоризмы, выписанные им, по мнению Н. Н. Алеврас, свидетельствуют о Н. М. Чернавском как человеке трудолюбивом, добросовестном, обладающим чувством собственного достоинства.

Самым болезненным моментом биографии Н. М. Чернавского стало его увольнение в ходе чистки аппарата облархива в 1930 году, после которого он фактически лишается права заниматься профессиональной деятельностью. Массовая реабилитация жертв политических репрессий и обсуждение феномена сталинизма начнется чуть позднее, в период «оттепели», кроме того, Н. М. Чернавский формально не был арестован и осужден. Однако пройти мимо этого факта было невозможно, и Н. Н. Алеврас о нем в своем докладе открыто говорит. Формально оставаясь в рамках господствовавших на тот момент историографических концепций и идеологических схем, она видела причины его увольнения в том, что он «не сумел понять материалист[ической] философии марксизма и ее значения для исторической науки». Однако этому критическому замечанию в докладе противостояла неизменно высокая оценка качества его научных трудов, пусть и созданных на фактографической основе. Отмечался и тот факт, что Н. М. Чернавский добровольно сотрудничал с советской властью практически сразу же с момента ее установления, отмечался его организационный вклад в развитие архивной системы Урала. В итоге Н. Н. Алеврас делает стилистически сдержанный вывод: «…следует признать, что вынесенное решение по отношению к Чернавскому было достаточно суровым». Факт вступления архивиста в члены Союза научных работников в 1937 году Н. Н. Алеврас предлагает рассматривать как свидетельство того, что «по-видимому, его дело было пересмотрено». Таким образом, уже в то время будущий историограф был далек от идеологической ангажированности и стремился давать оценки изучаемым фигурам исходя из их профессиональных качеств.

 

М. А. Базанов,

кандидат исторических наук,

ведущий археограф ОГАЧО