Память о 1917. Улицы дерзновенных

Улицы Алексея Агалакова и Константина Монакова. Одна – в центре Ленинского района, другая – в Советском районе, недалеко от вокзала. Разбросал их Челябинск по своей территории в разные концы. Между тем Алексей Агалаков и Константин Монаков, имена которых отражены в названиях челябинских магистралей, навсегда связаны в истории города и в истории революционных событий. Их объединил 1917 год, идейные убеждения, совместная деятельность по организации первого в истории Челябинска социалистического рабочего союза молодежи. В Государственном архиве Челябинской области сохранилось очень мало первоисточников об этом периоде, в том числе и о создании социалистического союза молодежи коммунистического направления. Но все-таки попробуем восстановить эту историю. 

В фонде Комиссии по истории партии при Челябинском обкоме ВКП(б) есть страничка газеты «Юношеская жизнь», которая издавалась в Челябинске в начале 1920-х годов, как оказалось, единственный экземпляр в городе, даже в областной библиотеке не сохранилось ни одного номера этого издания. Бумага низкого качества, коричневого цвета, шершавая, плохо пропечатан шрифт, но информация уникальная. Это воспоминания того самого Кости Монакова о создании в 1917 году Союза социалистической молодежи, написанные буквально по горячим следам. Они ценны еще и тем, что Константин Монаков в то время был уж тяжело болен и, как автор книги «Как закалялась сталь» Николай Островский, практически прикован к постели: сказались раны Гражданской войны. Как известно, через три года в возрасте всего 22 лет он ушел из жизни. Тем не менее воспоминания Монакова полны оптимизма и надежды на будущее.

Вот что он пишет: 

«Приехал из Питера т. Цвиллинг. Партийное собрание, перерыв… Выходит в буфет и садится за чай.

- Товарищ Цвиллинг, – обращается к нему т. Васенко.

- Что?

- Как вы думаете, что если организовать у нас молодежь? В Питере большая организация, насчитывает около 16 тыс. человек. Хорошо бы и у нас организовать молодежь.

- Неплохо было бы это поручить т. Монакову, он у вас работает, член партии, и я ему помогу.

- Почему нельзя? Что же, за чем дело стало? – спрашивает Цвиллинг.

Это было вечером, 5 августа, а 6 уже приступили к делу. Инициативу создания Союза поручили мне».

Так, по совету старших товарищей по партии Константин Монаков начал большое дело по  созданию новой молодежной организации. На призыв Монакова откликнулись молодые «большевики» Агалаков, Голубев и Чикишев. Таким образом, была создана организационная группа, которая и проводила подготовительную работу. Был выработан устав, программа, в них указаны цели и задачи Союза молодежи. Группа выпустила воззвание к молодежи. В работе помогали старшие большевики, особенно Васенко.

10 сентября 1917 года состоялось первое собрание челябинской молодежи. Пришли сорок человек, причем не только сторонники большевиков, но и другие демократически настроенные ребята – эсеры, меньшевики. После выступления Евдокима Васенко, рассказавшего о задачах и программе  Союза молодежи с точки зрения большевиков, разгорелся спор между молодежью разных политических взглядов: так, меньшевики и эсэры предлагали создать организацию с более  обширной программой, а не ограничиваться революционной политической деятельностью и только участием рабочей молодежи в новом Союзе. Но собрание проходило под эгидой РСДРП (б), поэтому победила точка зрения большевиков. Тогда же в Союз записалось около тридцати человек. Председателем комитета выбрали  Алексея Агалакова, товарищем председателя – Александр Фоминых, члены комитета – Богер, Голубев и Чикишев.

Хоть и победила большевистская платформа, но в Союз записывались не только молодые рабочие, но и представители других городских сословий. Поэтому борьба между разными политическими группировками в Союзе продолжалась вплоть до областного совещания в Екатеринбурге, состоявшегося в последних числах сентября 1917 года. Впрочем, это закономерно. Разногласия, переходящие в борьбу,  между большевиками и эсэрами, меньшевиками в Союзе молодежи были отголосками той жестокой борьбы, которая была и в самой РСДРП на протяжении всего времени ее существования.

В Екатеринбург приехали представители молодежных организаций со всего Урала. В ходе съезда окончательно размежевались группы: рабочая революционная и буржуазная молодежь. Первая получила название «Социалистический союз рабочей молодежи III Интернационала», вторая – просто «Социалистический союз молодежи». Причем в челябинской группе Союза рабочей молодежи III Интернационала осталось всего восемь человек из записавшихся тридцати.

Забегая вперед, скажем, что буржуазная молодежь  в 1918 году, после вытеснения из города большевиков и начала Гражданской войны, организовалась еще и в скаутскую команду, за участие в которой молодые люди поплатились арестами в 1920 году, после окончательного установления Советской власти в Челябинске.

Союз III Интернационала, несмотря на первоначальную малочисленность своих рядов, быстро набирал силы. Первые собрания с привлечением рабочей молодежи прошли на железной дороге, затем – на заводе Столль, чаеразвесочных фабриках. Теперь уже организация насчитывала около пятидесяти человек и активно участвовала в работе партии большевиков.

После октябрьского переворота 1917 года Социалистический союз рабочей молодежи III Интернационала связался с московской и петроградской организациями, оттуда челябинцы получали издания «Юный пролетариат», «Интернационал молодежи».

25-28 ноября  1917 года в Екатеринбурге состоялся I областной съезд социалистических союзов  Уральского региона. К тому времени такие организации уже существовали в Миньяре, Златоусте, Симе и Челябинске. На съезде присутствовали сорок делегатов от восьмидесяти организаций, представляющих 2000 членов Союза Урала. Челябинская организация насчитывала в то время уже 120 человек, делегатом I съезда выбрали Александра Фоминых. Съезд имел огромное значение для Союза: была выработана программа и положено начало областного объединения, выбран областной актив из девяти человек. После съезда Союз начал издавать журнал «Юный пролетарий Урала».  Челябинцам же поручили отпечатать и распространить по всем организациям Урала пять тысяч экземпляров программы и устава, что они с успехом и сделали. Также в местной газете «Известия Челябинского совета РСДРП» для молодежной организации было выделено место, где печатались различные статьи и воззвания к молодежи.

В 1918 году первые члены Социалистического союза рабочей молодежи III Интернационала сражались на фронтах гражданской войны, участвовали в подпольных большевистских организациях Урала.

Какова же судьба первых членов Социалистического союза рабочей молодежи III Интернационала, действовавшего в Челябинске?

Алексей Семенович Агалаков во время Гражданской войны вступил добровольцем в Красную Армию, был подпольщиком, связным между Челябинском и другими городами Урала. Выбран делегатом нелегальной II Сибирской конференции РСДРП(б). В 1920-е годы работал в Челябинской губчека и Пермском губернском суде. Учился в Уральском институте цветных металлов. В 1933 году А. С. Агалакова по решению Уралобкома направили в Красную Армию, из-за этого пришлось прервать учебу в институте. Он становится военным юристом. С начала Великой Отечественной войны А. С. Агалаков – военный прокурор 24-й армии Южного Фронта, военный прокурор тыла 4-го Украинского фронта, полковник юстиции. В боях был несколько раз ранен, в 1952 году уволен в запас по болезни.

Алексей Агалаков никогда не терял связи с Челябинском. Живя в Москве, он был членом челябинского землячества, несколько раз приезжал в наш город, выступал с рассказами о комсомоле перед молодежью. В 1973 году после смерти А. С. Агалакова члены челябинского землячества в Москве возбудили ходатайство перед Челябинским обкомом ВЛКСМ о присвоении имени Агалакова одной из улиц города. Эту инициативу в Челябинске поддержали. В сентябре 1974 года исполком Челябинского  горсовета вынес постановление о переименовании улицы Транспортников в Ленинском районе в улицу Алексея Агалакова.

В Объединенном государственном архиве Челябинской области в личном фонде краеведа, ветерана партии И. А. Искры (Скрябинского) сохранилась переписка между ним и А. С. Агалаковым и фотографии (ОГАЧО. Ф. П-74. Оп. 1. Д. 343, 344. Оп. 3. Д. 99, 100, 101).

Константин Андреевич Монаков в Гражданскую войну добровольцем в числе 50 комсомольцев отправился воевать против атамана Дутова, после выступления белочехов был в челябинском подполье, способствовал уничтожению документов городского Совета и Союза социалистической рабочей молодежи III Интернационала, тем самым спас  членов организации от репрессий. Летом 1919 года участвовал в Челябинской операции в рядах 27-й стрелковой дивизии, стал помощником командира роты по политической части. Принимал участие в других операциях Гражданской войны. Вернулся в Челябинск в 1920 году, избран секретарем районного, затем уездного комитета РКСМ. Как многие партийцы и комсомольцы, участвовал в подавлении крестьянских восстаний, сборе продналога. Был одним из организаторов борьбы с неграмотностью. Но здоровье, подорванное ранениями во время Гражданской войны, слишком рано отняло жизнь у пламенного организатора первого в Челябинске Социалистического рабочего союза молодежи.  Кости Монакова не стало в 6 марта 1923 года. В то время ему шел всего лишь 22-й год.

Челябинские улицы сохраняют память о молодых рабочих, дерзнувших в 1917 году, между двумя революциями, когда будущее страны четко не просматривалось, создать организацию, какой еще никогда не было в мире и которая сыграла в истории СССР решающую позитивную  роль. 

 

Елена Рохацевич