Организация власти на местах: уездный съезд (март 1917 г.)

Итак, в первые дни после Февральской революции в Челябинске появился новый орган власти – Комитет общественной безопасности, фактически провозглашенный правопреемником прежних органов власти. Те, кто так или иначе отказывался признавать его в таковом качестве (например, глава Челябинского гарнизона генерал Кареев) были мгновенно нейтрализованы. Старые органы правопорядка распустили и заменили лояльной по отношению к Комитету милицией.

Однако КОБ на первых порах контролировал лишь сам город, оставляя вне поля своего влияния остальную территорию Челябинского уезда. Конечно же, таковое положение не могло оставаться далее без изменений. 22 марта 1917 г. в помещении железнодорожного собрания открылся съезд представителей волостного и казачьего самоуправления. О масштабах происходившего говорит тот факт, что на нем присутствовало около 500 человек. Повестка дня включала в себя следующие вопросы: формирование сельских, волостных и уездных КОбов; повсеместная замена старой полиции милицией; создание уездного продовольственного комитета и выборы нового состава земской управы. Детали этого собрания нам известны благодаря газете «Союзная мысль», поместившей на своих страницах подробный отчет о происходивших на нем дебатах.

Заседание открылось 22 марта в 13 часов. Конечно же, началось оно с избрания президиума собрания. Председателем стал земский врач Кожеуров, его товарищами (заместителями) – священник о. Введенский, представитель от мусульман Кучуков и земских служащий П. Н. Дорохов. После выступления Кожеурова и П. Н. Дорохова М. Х. Поляков огласил повестку дня, а также отметил, что помимо делегатов от уезда на собрание приглашены и представители челябинских общественных организаций, которые прислали в общей сложности 87 человек. Прохожев выступил с предложением предоставить право решающего глосса исключительно представителям от Совета рабочих и солдатских депутатов, лишив его все остальные общественные организации. Это предложение было решительно отвергнуто С. М. Цвиллингом. Он же, вместе с Дудиным, выразил свое возмущение тем, что на собрание были допущены не все представители Союза кредитных и ссудо-сберегательных товариществ.

Оренбургский военный комиссар Шешминцев зачитал свой доклад о формировании КОБов на местах. Однако ему сразу же был противопоставлен проект Прохожева. Собрание не смогло в первый день выработать единой точки зрения, а потому вопрос о КОБах был передан на рассмотрение специально образованной комиссии, в состав которой включили по одному представителю от каждой волости.

В тот же день была распущена старая земская управа, качество работы которой было оценено собравшимися крайне низко. Присутствовавшие на собрании члены управы посчитали нужным сразу же написать заявления о сложении с себя служебных полномочий.

На следующий день, к 10 часам, комиссией был выработан проект организации КОБов. Челябинский КОБ получал статус уездного. Функции его остались прежними. Все организуемые комитеты на местах отныне должны были подчиняться непосредственно ему. Был очерчен его состав, в который вошли представители старых органов власти (земской управы, городского самоуправления), общественных организаций, члены Совета рабочих и солдатских депутатов, местных КОБов. Главной исполнительной властью наделялось общее собрание. Местные комитеты, по сути, дублировали функции уездного и избирались населением в ходе прямого, тайного и равного голосования. Проект был практически сразу же принят без каких-либо возражений.

На второй день на заседании был поставлен вопрос об упразднении земских органов власти как таковых. Против сразу же выступили П. Н. Дорохов, Дудин, М. Х. Поляков и С. М. Цвиллинг. Предложение отвергли. После перерыва, во время которого делегаты – по предложению С. М. Цвиллинга – приняли участи в церемонии гражданских похорон жертв Революции, прошло голосование за новый состав земской управы. Фактически все кандидаты, под влиянием ранее прозвучавшей в адрес земской управы критики, сначала сняли своим кандидатуры с голосования, но затем, под давлением собрания, забрали свои заявления. В итоге в состав новой управы вошли: о. Введенский, Кожеуров, П. Н. Дорохов, Прохожев, Арсланов, Торопов, Сахарчук и Мальцев.

Съезд продолжился и на третий день, однако номер газеты с хроникой событий этого заседания в архиве не сохранился. Остается лишь гадать, что же происходило на нем…

М. А. Базанов, канд. ист. наук, ведущий археограф ОГАЧО