Охранная грамота российских архивов

10 июля 2017 года президент Российской Федерации В. В. Путин подписал указ за № 314 «О праздновании 100-летия государственной архивной службы России». Столетний отсчет своего существования архивы России начали с 1 июня 1918 года, именно в это время Совет народных комиссаров РСФСР принял декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР». Декрет был подписан председателем Совета В. И. Лениным. В советское время архивы всех уровней СССР отмечали юбилеи «ленинского» декрета. На протяжении более 70 лет он был основополагающим актом в организации архивного дела в стране. Как начиналось становление государственной архивной службы?

После революции в тяжелейших условиях Гражданской войны, разрухи, голода и хаоса молодая советская республика принимает все возможные меры для спасения документов царского периода. Документы брошены в закрывшихся учреждениях, гражданское сознание основной массы народа отвергало весь этот старый бумажный хлам. Именно так в то время обыватели называли документальное историческое богатство. Или иначе: старые буржуазные документы.

До 1917 года документы хранились в ведомственных архивах и принадлежали тому или иному министерству, единого подхода в хранении и учете документов не было. В связи с изменением строя, ликвидацией или реорганизацией старых властных структур, бесценные документы были брошены на произвол судьбы. Боясь гибели и сознательного уничтожения письменных источников, прогрессивная общественность в лице ученых-историков ведущих университетов Москвы и Петрограда предложила Совету народных комиссаров охранять ключевые ведомственные архивы. Так для охраны были даже назначены народные комиссары. В подведомственные учреждения СНК разослал телеграммы,  которые предписывали охранять архивы. Например, Московскому архиву комиссариата юстиции была вручена охранная грамота, согласно которой помещения архива не подлежали изъятию и уничтожению «ввиду особо важного значения его (архива) как места хранения ценнейшего научно-исторического достояния Российской народной республики». Все это положило начало архивной реформы в России. Но ее еще предстояло разработать.

2 апреля 1918 года был создан Центральный комитет по управлению архивами. Основное его назначение – разработка проекта положения о реорганизации архивного дела в стране. 16 апреля Центральный комитет, подчинявшийся Петроградской трудовой коммуне, перешел в ведомство наркомата народного просвещения. В подготовке будущего декрета принимали участие известные ученые Петроградского университета: профессор Сергей Федорович Платонов, профессор, в дальнейшем член-корреспондент РАН Александр Евгеньевич Пресняков и еще целый ряд блестящих ученых, таких как И. А. Блинов, А. С. Лебедев, Г. С. Габаев, И. Л. Маяковский и другие.

Вдохновителем, руководителем и душой проекта был Давид Борисович Рязанов, в то время выдающийся историк, библиограф, архивист, человек огромной энергии и интеллекта. Кстати, он был в числе тех, кто возражал против вооруженного восстания в октябре 1917 года. Давид Борисович с июня 1918 по декабрь 1920 года возглавлял созданное после выхода в свет декрета Главное управление архивным делом. С его именем связаны все демократические преобразования в архивном деле на заре его становления. С 1921 года он был основателем и первым директором Института Маркса и Энгельса.

Основные положения декрета заключались в том, что: первое, все документы дореволюционного периода были объявлены собственностью государства, то есть национализированы. В декрете была введена ответственность за гибель документов: «Правительственные учреждения не имеют права уничтожать какие бы то ни было дела и переписку или отдельные бумаги… Нарушители сего запрещения будут привлечены к судебной ответственности». Второе, был создан Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ), который должен состоять из бывших ведомственных исторических архивов, текущих документов ликвидированных органов, учреждений, предприятий и документов, вновь созданных советских органов и организаций (в дальнейшем это будут документы архива Октябрьской революции). В-третьих, был образован центральный орган управления архивами – Главное управление архивным делом, сейчас это Росархив. Тогда же это был первый в истории России орган управления централизованным архивным делом. В первые же недели и месяцы после издания декрета была проведена огромная работа по спасению миллионов документов, являющихся национальным достоянием страны.

Однако, наряду с несомненными достоинствами нового декрета и одобрением его прогрессивной общественностью, было много критики. В декрете отсутствовал принцип публичности, хотя создатели декрета еще на этапе обсуждения настаивали на этом. Новая власть не допускала всенародного обсуждения и критики. Положение о централизации в декрете не было доведено до логического завершения – не было создано Центральное государственное хранилище. В результате этого Россия потеряла много бесценных документов. И, наконец, на первом этапе рожденная архивная служба была «пристегнута» к «беззубому» наркомату народного просвещения. В такой обстановке рождались центральные государственные архивы, сегодня они федеральные. Что же касается губернских архивов, то создавались они позже и в разное время. Например, декрет о губернских архивных фондах был принят через полгода, 31 января 1919 года, после основного декрета «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР». Коренная перестройка архивного дела началась в Челябинской губернии 22 сентября 1921 года с созданием губернского архива.

Галина Кибиткина,

главный археограф ОГАЧО