Нет мебели, обуви, пальто. «Мещанские» потребности в эпоху индустриализации

«АиФ-Челябинск» продолжает публикацию статей в рамках совместного проекта с Госархивом Челябинской области – «Особая папка». Очередная статья Инны Панковой рассказывает о потребностях советских людей эпохи индустриализации. 

Каковы были магазины, цены и зарплаты в середине 1930-х годов?

Нам кажется, что о периоде 1930-х годов мы знаем практически все: индустриализация, коллективизация, строительство заводов, рост промышленного производства… Однако обычная жизнь простых людей (наших бабушек и дедушек, прабабушек и прадедушек) при этом остается как бы «за кадром». О тогдашнем быте, магазинах, ценах, товарах мы знаем крайне мало.

А ведь это и есть столь популярное ныне молодое направление исторической науки – история повседневности. Многое из повседневной жизни 1930-х годов могут рассказать секретные материалы «Особой папки».

Нет французских сортов 

Современному человеку, привыкшему к товарному изобилию, наверное, трудно себе представить, что в середине 1930-х годов ассортимент продовольственных товаров был крайне скуден. Так, например, на всю огромную страну существовал один сорт макарон – его цена и характеристики зафиксированы в постановлении Совнаркома (7 декабря 1934 года). Хлебная продукция тоже не баловала разнообразием: ржаной хлеб и два вида пшеничного.

О скудном предложении на этом рынке свидетельствуют и документы. В докладной записке на имя первого секретаря Челябинского обкома Кузьмы Рындина говорится о том, что существующий в Магнитогорске хлебозавод не имеет мощностей, чтобы выпекать то количество хлеба, которое требуется для ликвидации очередей.

В этой же докладной записке читаем: «К выпечке штучного хлеба, французских сортов, кондитерских изделий завод не приспособлен и не может быть приспособлен. Между прочим, поэтому как в прошлом, так и в настоящее время город Магнитогорск совершенно не обеспечен этим ассортиментом хлебных изделий».

Есть в «Особой папке» интересный документ, подготовленный областным управлением нархозучета. Он призван продемонстрировать динамику улучшения жизни населения после отмены карточек на продукты. Некий рост уровня жизни в приведенных цифрах присутствует, но важно здесь познакомиться с самими данными. Итак, потребление продуктов питания на одного человека в квартал:


 

II квартал, 1934

II квартал, 1935

Хлеб ржаной

17 кг

7 кг

пшеничный

7 кг

50 кг

Мясо

0,98 кг

1,8 кг

Молоко

2,96 литра

8,65 литра

Все познается в сравнении. В современной потребительской корзине представлены годовые нормы потребления. Но если их пересчитать поквартально, то мы получим следующие цифры: на одного человека в квартал приходится 31 кг хлебной продукции, около 15 кг мяса, 70 литров молока. Почувствуйте разницу.

Доходы и расходы 

В упомянутой справке управления нархозучета можно найти сведения о зарплатах рабочих 1930-х годов. Сами эти данные являются безусловно ценной исторической информацией, потому что тогда еще не было ни полноценной экономической статистики, ни социологических исследований. Да и эти цифры были почему-то засекречены.

Итак, зарплата рабочего инструментального завода (Златоуст) составляла 213 рублей в месяц, слесарь того же завода получал 225 рублей, обычный мастер на ММК – 322 рублей, мастер доменного цеха ММК – 520 рублей, мастер ЧТЗ – 326 рублей, техник-механик ЧТЗ – 736 рублей.

Причем в документе отмечается, работает ли еще кто-то из членов семьи конкретного рабочего. Как правило, оказывается, что доход остальных членов семьи либо в разы меньше, либо отсутствует вовсе. То есть на иждивении отца-кормильца находятся остальные члены семьи. Например, у техника-механика ЧТЗ семья 5 человек, и других доходов, кроме его зарплаты, у семьи нет.

Зададимся вопросом: насколько адекватна такая зарплата, как оценить ее покупательную способность? Судя по этому документу, наиболее часто упоминается заработок 300-320 рублей, будем считать, что это и есть средняя зарплата по промышленности.

Тогдашняя цена 1 кг ржаного хлеба –1 рубль, пшеничного -  2 рубля (цены зафиксированы в постановлении Совнаркома). То есть на свою зарплату человек мог купить 300 кг ржаного хлеба. 150 кг – белого, Нынешняя средняя зарплата (в Челябинской области) – 32000 рублей, цена 1 кг белого хлеба примерно 40 рублей. То есть на эту зарплату можно купить 800 кг белого хлеба.

Кстати, цены на другие продукты были следующие: рис – 10 руб/кг, макароны – 5 руб/ кг, мука пшеничная – 3 руб 40 коп/кг, крупа манная – 6 руб/кг. пшено 3 – руб/кг, крупа перловая – 4 руб/кг.

«Рабочий хочет украсить квартиру»

Естественно, в повседневной жизни человеку нужны не только продукты питания, но и одежда, обувь и еще тысяча всяких «мелочей». Но в середине 30-х годов провинциальные магазины не в состоянии удовлетворить самые обычные человеческие потребности – там практически ничего нет.

Вот докладная записка заместителю начальника Главторга наркомата внутренней торговли Циммерману (апрель, 1935 год), речь идет о Магнитогорске: «Проверка 9 промтоварных магазинов подтвердила: отсутствовали головные уборы и вообще обувь, исключение: несколько пар галош в разных магазинах и дамские туфли на высоких французских каблуках (это тихоликвидный товар).

Во всех ОРСовских магазинах нет ни одного метра мануфактуры. Не встретили ни в одном магазине перчаток, маек, трусов, брюк белых, костюмов… Магазин ОРСа № 14 торгует замусоленными вискозными чулками, цена довольно высокая – 1 руб. 28 коп. пара. В магазинах нет готового платья, нет пальто демисезонных, как мужских, так и дамских. Имеются детские пальто на вате по цене 43 руб. 55 копеек».

Если же в магазинах появляются востребованные товары, то происходит следующее: «18 апреля отделение Челябторга выбросило около 3 тыс. пар сандалий кустарной промышленности, их распродали в течение нескольких часов». С тех пор в течение всех лет советской власти дефицит не продавали, а именно «выбрасывали».

О настроениях простых рабочих говорит такой факт: «Рабочие доменных цехов обратились особым письмом к наркому внутренней торговли Вейцеру, где указывается на огромный недостаток витаминов, отсутствие фруктов, овощей. Газета «Магнитогорский рабочий» буквально осаждается корреспонденциями со стороны рабочих, рассказывающих о отсутствии тех или иных товаров».

Почему-то принято было считать, что людей в то время интересовали исключительно трудовые победы и производственные планы. В созданной в массовом сознании картине мира не было места «мещанским» зеркалам и сандалиям. Однако сами люди той эпохи думали иначе: «Рабочий хочет свою квартиру (не барак) обставить, украсить, но все это недоступно для него, так как не может он купить патефона, зеркала, мебели. Ощущаемый в Магнитогорске огромный недостаток в товарах отражается на производительности труда, на выполнении промышленного плана завода-гиганта». 

Инна Панкова, корреспондент «АиФ-Челябинск»