Музей в Миньяре. Интересный экспонат - лапоть для лошади

В этом году Миньярский историко-краеведческий музей отметил полувековой юбилей. В нем собраны экспонаты, документы и фотографии, рассказывающие об истории завода и быте его жителей – всего 13 тысяч предметов.

Музей зарождался как ленинская комната во дворце культуры г. Миньяра. И был он тогда заводским. В 1978 году для размещения экспозиции и фондов музею выделили цокольный этаж жилого дома, который он занимает до сих пор. Сбором экспонатов и документов занимались ветераны Миньярского метизно-металлургического завода, первым директором музея на общественных началах стал Карп Николаевич Исаев. В создании музея принимали участие члены историко-революционной секции Челябинского областного краеведческого музея, «старые большевики», участники Гражданской войны Яков Алексеевич Козлов и Иван Алексеевич Искра.

20 лет директором музея был краевед Алексей Игнатьевич Чертов. Он родился в 1919 году в Миньярском заводе, где с 17 лет работал копировальщиком в конструкторском бюро завода. В 1939 году его призвали в армию: служил на Дальнем Востоке, в марте 1941 года его вместе с частью перевели в Литву, здесь он и был ранен в первых же боях Великой Отечественной войны. После выздоровления Алексей Чертов воевал на Калининском, 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах. После войны он вернулся в Миньяр и продолжил работать на заводе художником-оформителем, редактором заводской газеты «Миньярский металлург», с 1952 года – секретарь райкома партии. Затем Алексей Чертов вернулся на завод, где с 1969 года работал заместителем секретаря парткома. В это время он начал собирать документы, фотографии и экспонаты, что и легло в основу будущего музея, который он возглавил в 1979 году.

Светец ясный

Музей формировался как историко-революционный, его главная задача заключалась в том, чтобы показать историю установления в Миньяре советской власти, Гражданской войны. Однако история Миньяра началась задолго до 1917 года.

2 мая 1771 года указом берг-коллегии купцам Ивану Мясникову и Ивану Твердышеву было разрешено «построить в Миньяре мельницу на шести станах и пристань, где делать коломенки и для клажи железа амбары…» Так на реке Миньяр был построен железоделательный завод, а при нем возник поселок, получивший свое название от реки. По-тюркски Миньяр означает – много обрывов. Здесь появилась плотина с прудом, цеха, была прорублена дорога к соседнему Симскому заводу. Пугачевское восстание на несколько лет приостановило возведение предприятия, которое завершилось в 1784 году: были задуты кричные горны, пущены молоты для ковки железа, выдано первое кричное железо. Рабочими завода стали привезенные купцами крепостные крестьяне из Симбирской и Нижегородской губерний, а также соседних – с Усть-Катавского и Симского заводов.

Строительство в 1890 году Самаро-Златоустовской железной дороги подтолкнуло развитие предприятия. В 1900-х годах здесь действовало восемь прокатных станов, девять паровых молотов, 13 сварочных и калильных печей. Из «промышленного оборудования» в музее можно увидеть деревянную водопроводную трубу, изготовленную из ствола лиственницы и скрепленную чугунным обручем, а рядом с ней – кузнечные меха.

В экспозиции музея сохранилась продукция завода, по-видимому, широко использовавшаяся в быту у мастеровых и крестьян: гвозди от небольших до огромных шпиглей, скобы, ножи, лопаты и т. п. Есть тут и светцы (напольный и настольный) – приспособление для крепления горящей лучины. Светец является одним из символов крестьянского быта. Экспонат, представленный в музее, был рассчитан на большое помещение, т. к. имеет четыре «вилки» для крепления лучин. Перед таким источником света долгими зимними вечерами сидели девушки пряли, вязали, занимались рукоделием.

Утюги и самовары

В музее сохранились и другие предметы быта, которые позволят посетителям представить повседневную жизнь заводских жителей. Кринки, корчаги, кувшины, тарелки представлены в экспозиции в изобилии. Утюги – от рубеля (деревянная доска с вырубленными поперечными желобками для катания белья) до жаровых и угольных. Кстати, посетители могут попробовать их в деле, а также воспользоваться специальным коромыслом для белья: с помощью него женщины носили белье на реку.

Быт заводских жителей не отличался от крестьянского. Они также работали на огородах, сеяли хлеб. Из утвари  сохранились маслобойки, бочата для меда, ступы, корыта и сечки для рубки мяса и капусты, и даже специальная машинка для резки табака, который местные жители сами и выращивали. Миньяр и его окрестности – край пчеловодов, поэтому, конечно, в экспозиции можно встретить орудие пчеловодов – дымарь, с помощью которого пчелы окуриваются дымом.

В экспозиции собрана богатая коллекция самоваров, наверное, самая большая среди музеев области. Они разных видов: банка, репка, рюмка, ваза, и датируются концом XIX – началом XX века. Производства, конечно, тульского, фабрики Баташевых. Самовары не простые, с «регалиями» – медалями, свидетельствующими о высоких наградах на всероссийских и международных промышленных ярмарках.

Есть здесь и лапти – самая распространенная обувь в России еще сто лет тому назад. Однако удивляют не эти лапти, а «плетеная обувь» для лошади. Сохранился лишь один лапоть. Такого экспоната нет в других музеях Южного Урала. Зачем лошади лапти, если у нее есть подковы? Дело в том, что ранней весной лошадь могла поранить свои ноги о плотный наст, а лапти оберегали животное от этого.

Иконы и книги

Архитектурная изюминка Миньяра – церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. К счастью, церковь сохранилась. Она была построена в 1797–1819 годах на средства Ирины Ивановны Бекетовой, владелицы завода. План и фасад «сочинил» московский архитектор Е. Г. Малютин: он выполнен в стиле зрелого классицизма, украшен колоннадой, его ядро составляет ротонда (цилиндрическая постройка, увенчанная куполом). На двухъярусной колокольне было пять колоколов, один из них большой «Благовест».

В 1929 году церковь закрыли, колокола и кресты сбросили. В здании разместилась школа фабрично-заводского ученичества, в 1930-е – 1960-е годы здесь был клуб, затем лыжная база. С 1970 года храм стоял бесхозным. В 1991 году после ремонта части трапезной в приделе во имя святителя Николая Чудотворца стали проводиться службы, в 1993 году все здание возвращено верующим.

Из убранства интерьеров храма сохранились остатки масляной живописи на внутренних стенах и фрагменты гипсовых профилей. В музейной экспозиции представлено несколько предметов, связанных с церковью: иконы и богослужебные книги, кирпич с годом – 1819-й, кронштейн, фрагмент колокола, который, по-видимому, откололся при падении с колокольни.

Николай Антипин,

кандидат исторических наук,

заместитель директора ОГАЧО
Фотографии Ирины Лыточкиной