К 100-летию ВЛКСМ. Здравствуй, земля целинная

Почти каждый день в читальный зал архива приходят ветераны комсомола, выявляют документы для воссоздания малоизвестных страниц ВЛКСМ Челябинской области. Есть и те, кого поистине можно назвать комсомольской легендой Южного Урала: Петр Акимович Овинов и Иван Иванович Коржов – из первых покорителей целины. Еще недавно был среди них Евгений Федорович Куракин – тоже первоцелинник. Их рассказы о горячем комсомольском времени, о нелегких целинных дорогах мне всегда были интересны. Для Петра Овинова, Ивана Коржова, Евгения Куракина и многих-многих других молодых парней и девчат целина стала зажигательной смесью на всю ставшуюся жизнь.

– Не хватает мне комсомольской работы, – сетует Иван Иванович Коржов. – Для меня комсомол – это жизнь. Все, что во мне есть хорошего – это от комсомола. А целина для меня была просто благословенным временем. Во-первых, молодость, во-вторых, возможность реализовать себя.

Петр Акимович Овинов добавляет:

– В то время, действительно, целина помогла молодежи, комсомольцам реализовать себя, поверить в свои силы: что я вообще могу сделать как человек, как гражданин своей страны. Многие из нас воспринимали это движение, это задание Родины именно так. Вы представляете, впервые после Гражданской, Великой Отечественной у молодого поколения  появилось дело, где мы были востребованы, – служить стране, служить Отечеству. Это в то время было великой честью для нас. 

Немного предыстории. Советский Союз постоянно испытывал дефицит в продовольствии. К началу 1950-х годов еще более отчетливо проявилось несоответствие между уровнем развития сельского хозяйства и потребностью страны в зерне. Впереди забрезжил очередной продовольственный кризис. Он также был связан с быстро растущим населением городов. Если раньше, живя на земле, люди сами себя кормили, то теперь требовалось кормить горожан. Что делать? Как решить проблему? Как ликвидировать продовольственный дефицит? В ходе дискуссии в партийных верхах победила хрущевская линия: рывком решить все вопросы путем освоения целинных и залежных земель, которых в Поволжье, на Южном Урале, в Сибири и Казахстане было видимо-невидимо, десятки миллионов гектаров. В 1954 году февральско-мартовский пленум ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Это дало старт великой целинной эпопее, буквально охватившей всю страну.

Евгений Федорович Куракин вспоминал:

– Это было, конечно, великое движение, рождавшее в нас большой эмоциональный подъем. Я тоже заразился этим энтузиазмом, хотя еще не совсем отошел от тяжелейшей  раны, полученной  в конце войны в Польше. Я к тому времени уже был дипломированным инженером-механиком. И вот  тоже взял комсомольскую путевку на целину.

Целина – это был весьма привлекательный идеологический образ, и он вполне гармонировал с мыслями и чаяниями людей того времени: вот еще одно последнее усилие – и будет построен тот замечательный мир, нарисованный большевиками, о котором давно мечтали советские люди. Идея целины возвращала людей к духу ленинизма с его энтузиазмом, пафосом. На целину готов был ехать каждый комсомолец.

Петр Акимович Овинов вспоминает:

– Я окончил Магнитогорский педагогический институт. Казалось бы, какое отношение я имел к целине, выращиванию хлеба? Но при распределении мы с другом решили: поедем на целину. Нам предлагали Ашу, цветущий город, липы, ели; Златоуст, крупный металлургический центр. Мы – нет, не поедем. Куда же вы хотите? На целину! И мы отправились в Каракульский район Челябинской области. Это один из самых отдаленных районов был. И самое главное, мы не имели о нем никакого представления.

Первоначально Госпланом намечено было освоить 13 миллионов гектаров целины, затем цифру подняли до 43 миллионов гектаров. Это пять Австрий, пять Венгрий, 14 Бельгий. Масштабы громадные! В Челябинской области предполагалось поднять 440 тысяч га целинных земель, в основном в южных районах: Брединском, Варненском, Кизильском, Чесменском, Октябрьском, Троицком. Партийные, комсомольские и профсоюзные организации области при освоении целины во многом опирались на энтузиазм масс. Больше семи тысяч молодых добровольцев из Челябинска, Магнитогорска, Златоуста, Миасса, Троицка и других мест выехали к началу весенней страды 1954 года на целину.

Евгений Федорович Куракин рассказывал:

– У нас в райкоме комсомола был целый поток желающих поехать на целину.

Первый эшелон целинников отправился с челябинского вокзала в марте 1954 года, как раз к весенним полевым работам. Первоцелинников торжественно провожали на вокзале. Маршрут поезда Челябинск-Магнитогорск проходил через все целинные районы. На каждой станции, начиная с Троицка, встречали целинников. Новые совхозы ждали специалистов.

В первый же год в целинных районах было создано десять новых совхозов. А потом еще десять. Размах целинной страды был богатырский. И подвиг целинников сродни подвигу былинных богатырей или атлантов, держащих на своих плечах землю. И это не просто сравнение. Так было на самом деле – держали землю. А богатырям-то порой чуть-чуть перевалило за 18 лет. Они сами выбрали для себя это новое дело. Восторженные, романтические юноши и девушки смело устремились навстречу трудностям ради высокой цели. Трудности, выпавшие на долю первоцелинников, не могли заставить молодых патриотов отказаться от задания Родины. Целина стала их полем боя, как когда-то Гражданская война для первых комсомольцев страны. Целинники мечтали о собственных подвигах, пусть и мирных, но не менее значимых.

Вспоминает Петр Акимович Овинов:

– Когда мы приехали в Песчаный совхоз, нас удивило: это сколько же молодых специалистов! Главный инженер – молодой, только что окончил институт, главный ветврач – тоже выпускник института, главный зоотехник, агроном, секретарь парторганизации – всем нет и 30 лет. Нас в школе оказалось сразу 6 молодых учителей.

Молодежь, конечно, знала, что едет в необжитые края, что в степи им не приготовлено ни пуховой постели, ни ресторанных обедов. Но то, с чем реально столкнулись первопроходцы, превзошло их самые худшие ожидания.

Евгений Федорович Куракин рассказывал:

– Зрелище было весьма грустное. Центральная усадьба, а там были саманные домики и землянки. Больше ничего не было. А самое главное, в плачевном состоянии была производственная база, и я как инженер это хорошо понимал. Что такое целина? Ее надо было поднять с помощью тракторов, соответственных орудий труда, а не с помощью одного энтузиазма. А у нас был колесный трактор, ни гусеничных, ни тем более тяжелой техники по первости не было.

– А у нас было, - вторит Куракину Иван Иванович Коржов, - три гусеничных, три колесных трактора. Техники очень мало. Возник вопрос – работать в ночное время. Проблема – нет лампочек, чтобы вставить в фары тракторов. Тогда один из наших молодых специалистов предложил: давайте сеять ночью, используя вожжи. Каким образом? Тракторист сидит за рычагами, а кто-то из ребят идет по следу с вожжами. Если вожжи натянуты, значит, правильно идет. Таким образом сеяли ночью.

Да, тяжело начиналась целина. Не было не только техники – людям негде было жить, нечего есть, даже работой целинники не всегда были обеспечены. Просчеты на местах могли дискредитировать саму героическую идею целины. Молодежь ехала с созданием, что откликается на призыв Родины, и людей оскорбляло, что их энтузиазм наталкивается на чье-то небрежение. Жалобы целинников в высшие партийные и комсомольские организации заставили руководство области создать специальные бригады, которые выявляли все, что мешает нормальной жизни, и исправляли ошибки.

– В нашем отделении Песчаного совхоза, к примеру, были ребята после окончания ГПТУ, 6 человек, – вспоминает Петр Акимович Овинов. – Поселили их в совершенно неприспособленном сарае, одни железные кровати, ни матрасов, ни подушек, не говоря уж о белье. Готовила для ребят старушка. Сегодня что-то сготовит, завтра – нет. Купить еды тоже негде было. Столовой в совхозе не было. Из шести парнишек осталось двое. Я помню, приехал секретарь парторганизации, директор совхоза. Дали страшный разгон руководству отделения. После этого стало лучше. 

Областная бригада выявила много недостатков в организации жизни и работы новоселов. Проверяющие сделали выводы, что массово-политическая работа среди молодых целинников, создание для них нормальных условий жизни, отдыха и досуга требует немедленного вмешательства партийных, комсомольских, профсоюзных организаций и хозяйственных руководителей[1]. Власти на местах к этому прислушались, и положение в целинных хозяйствах начало меняться к лучшему. Да и сами комсомольцы-целинники не ждали манны небесной, делали свою жизнь интересной и обустроенной.

По рассказам Ивана Ивановича Коржова, в их колхозе «Броневик» молодежь отремонтировала старый заброшенный склад и сделала из него клуб. Евгений Федорович Куракин рассказывал, что в их совхозе открыли библиотеку, музыкальную школу, даже создали свой духовой оркестр. Самодеятельность на селе всегда играла большую роль. И здесь целинники продолжили эти традиции. 

Государство, взяв курс на освоение новых земель, целенаправленно осуществляло сельскохозяйственную программу. Дело освоения целины пошло в гору. В совхозах появилось самое главное – техника, тракторы, комбайны. Без них целину было не поднять. Многие предприятия работали на целинную программу, развернули массовое шефство над совхозами и колхозами. Направляли туда кадры, поставляли технику, в том числе и Челябинский тракторный завод. Перед ЧТЗ была поставлена задача обеспечить пропашными тракторами целинные хозяйства, создать задел запасных частей. Главным помощником молодых целинников стал трактор С-80, послевоенное детище ЧТЗ. А трактористы в совхозах считались самыми уважаемыми людьми.

Вот что об этом вспоминает ветеран завода Эдуард Алексеевич Соболев:

– Что такое трактор С-80? Во-первых, в то время он считался самым мощным, самым маневренным, мог выполнить любые работы. К нему можно было подцепить два плуга, и он потащит сцепку. Можно было прицепить два комбайна – и он тоже обеспечивал работу. Производительность в два раза превышала все остальные агрегаты. Мне это нравилось! Душа поет, когда едешь, глядишь на просторы! Волки бегают, орлы сидят. Дикая степь, но такое настроение удивительное!

Евгений Федорович Куракин тоже вспоминал, как водил трактор по целинным просторам:

– Вы представляете, – рассказывал он, – Варна, степь, колки березовые. Весной степь колосится травою, цветы появляются. Когда стали пахать на тракторе, оглянешься – стальная струя из-под плуга. Это, конечно, неповторимое зрелище.

Только за два первых года освоения целинных земель южноуральские хозяйства получили 6227 тракторов, 840 комбайнов, пять с половиной тысяч агрегатов другой сельскохозяйственной техники. Электрифицировано 384 колхоза, все МТС, труженики полей и ферм смогли в основном попрощаться с тяжелым ручным трудом. Южноуральская целина в свою очередь тоже откликнулась на порыв молодежи: начала давать первые невиданные дотоле плоды от вложенного великого труда. За первый засушливый целинный 1955 год, когда урожай зерна собрали меньше, чем засеяли, земля расплатилась в следующем году сторицей.  Впервые в Челябинской области собрали такой небывалый урожай. От тяжести зерна колосья гнулись к земле, техника едва успевала убирать хлеб. Элеваторы были переполнены. Вот это была радость, вспоминают ветераны целины.

Государство высоко оценило вклад южноуральцев в освоение целинных земель, наградив в 1957 году Челябинскую область орденом Ленина. Для региона это была первая высокая награда Родины. Свой трудовой подвиг совершили комсомольцы Александр Куликов и Василий Павленко, награжденные орденом Ленина, Руфина Конышева и молодая семейная пара Вера и Иван Хомченко и многие-многие другие. Конечно, целинники очень гордились этим. А некоторых отличившихся комсомольцев наградили путевками на Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который летом 1957 года проходил в Москве.

– На Октябрьский район дали семь путевок на фестиваль молодежи, поехали три доярки, три механика и я. И так в каждом районе. Борьба за урожай была таким стимулом! Нас, комсомольцев, поощряли.

Целинная программа много сделала для развития села. В степи началось огромное строительство поселков, элеваторов, появилось электричество, радио, телефонная связь.  Люди не просто перепахали землю, перепахали всю жизнь села.

… Село с символическим названием Целинное – центральная усадьба Кособродского совхоза Троицкого района. Оно как раз поднялось и выросло во время освоения целины. Все здесь начиналось так же, как в остальных местах, с теми же проблемами и радостями. Первым покорителям целины из села Целинного уже много лет. Я застала Елену Алексеевну Шейченко, Александру Ивановну Андрееву и Веру Ильиничну Брежневу за их хозяйственными делами, но они готовы были рассказать, как все начиналось.

– Когда мы приехали весной 1954 года с мужем и четырьмя детьми сюда, жить было негде, жили практически под открытым небом, в палатках, муж работал на бензовозе, вот в кабине все и спали. Как цыганята, – вспоминает Елена Алексеевна Шейченко.

– И в вагончиках жили, – вторит ей Вера Ильинична Брежнева. – Женщины – в одном, мужчины – в другом. Как снег растаял, вагончики подцепили к  трактору и вывезли в поле. Все лето в поле работали, отдыха не знали. А к зиме уже построили дома.

– Да, в сентябре уже переехали в свои дома, – добавляет Александра Ивановна Андреева. – Дома строили специально для целинников. Квартиры были очень хорошие. Я выросла в своем доме, две комнатки, а здесь!.. Такая красота, даже на стенах был трафарет. Нисколько не жалеем, что приехали сюда. Очень хорошо было. Жили дружно, весело, работали. Мужья были трактористами. Старались. Целину поднимали. И тяжело, и весело. Возродилась земля. Может, молодость играла роль.

В школьном музее села бережно хранятся экспонаты, посвященные освоению целины. Многочисленные фотографии рассказывают, как было дело. Вот первая вспашка, первая борозда, первые дома, детский сад. Первый комсомольский вожак совхоза, первый председатель, комсомольско-молодежные бригады. Работали самоотверженно, с огоньком, не раз за труд здешние целинники награждались грамотами, медалями, орденами. И отдыхали весело, с неизменной гармошкой и песнями. В селе была своя самодеятельность, танцевальный коллектив, хор. Наши героини Вера Ильинична, Александра Ивановна и Елена Алексеевна были участниками сельской самодеятельности. Они и сейчас с удовольствием спели песню их молодости: «Вьется дорога длинная, здравствуй, земля целинная…».

… Некоторые итоги освоения целины. Целинная эпопея дала мощный толчок к подъему всех отраслей сельского хозяйства страны и Челябинской области в том числе. В период с 1954 по 1960 годы в СССР было поднято почти 42 миллиона га целинных и залежных земель, в Челябинской области – около 1 миллиона гектаров. В целинных районах были возведены благоустроенные поселки, к примеру, в Брединском районе построено 11 новых поселков. Введено более 200 тысяч квадратных метров жилья. Во всех целинных усадьбах построены средние школы и интернаты, на отделениях – восьмилетние и начальные школы, 22 новых дворца культуры, 22 библиотеки, 24 детских сада. Налажено торговое, бытовое обслуживание населения, автобусное сообщение. Однако затяжной кризис сельского хозяйства все-таки не был преодолен путем освоения целины. Но в этом пусть разбираются политики и экономисты. Покорители целины тут ни при чем. Великий подвиг челябинского комсомола, молодежи, связавшей свою судьбу с целиной, навсегда останется в памяти и в истории.

Елена Рохацевич

 



[1] ОГАЧО. Ф-Р-274. Оп. 20. Д. 42