Документы об истории религиозных организаций в фонде Челябинского окружного финансового отдела

В последние годы наблюдается рост интереса исследователей к истории традиционных религиозных конфессий. В читальных залах архива можно встретить священников, мирян и светских историков церкви. Общей проблемой, как для профессиональных историков, так и для исследователей-любителей, является ограниченность источниковой базы по истории российской православной церкви и других религиозных конфессий в советский период. Государственная политика в это время была направлена на ослабление религиозных объединений. В результате о деятельности служителей культа и мирян, отдельных приходов можно узнать только у их «врагов», в документах государственных учреждений, реализовывавших государственную политику: местных органов власти, закрывавших храмы и органов государственной безопасности.

На сегодняшний день круг источников, доступных историкам религии в нашем архиве в основном выявлен. Исследователи, как правило, заказывают одни и те же дела из фондов Челябинского губернского, областного советов, окружных, городских районных исполкомов. Важным и не полностью исследованным остается фонд Челябинского управления ФСБ (но только в части восстановления биографии отдельных репрессированных религиозных деятелей).

Вероятность находки материалов к истории религии среди документов отраслевых отделов местных советов мала, поэтому таковые могут быть сделаны только случайно, в процессе сплошного изучения объемных фондов. Основанием для таких работ может быть поиск сведений об основной деятельности фондообразователей.

Фонд Челябинского окружного финансового отдела содержит более одной тысячи архивных дел. Номенклатура поступивших в составе описей фонда документов достаточно разнообразна, что характерно для делопроизводства 1920-х годов. Особый интерес представляют циркуляры и письма наркоматов союзного и республиканского подчинения, прочих центральных учреждений, Уральского облисполкома и его отделов, и особенно приказы и распоряжения Уральского областного финансового отдела. Основное внимание в этих документах направлено на вопросы налогообложения, составления бюджета и смет финансирования отдельных предприятий и отраслей государственного управления, решения кадровых вопросов.

Более пристальное ознакомление с документами Челябинского окружного финансового отдела не оставляет сомнений в глубокой вовлеченности финансовых органов в решение задач реализации государственной политики. Именно поэтому документы Челябинского окрфо содержат подробные сведения о частных предпринимателях, действовавших в условиях Новой экономической политики, о проведении коллективизации. Челябинский окрфо принимал участие в решении на первый взгляд далеких от компетенции финансовых органов. Например, из переписки окрфо с местными органами власти мы можем узнать, что Челябинский копи (будущий Копейск) получили в 1928 году статус поселка городского типа из фискальных соображений. Эта инициатива Челябинского окрфо позволила обложить жителей г. Копейска налогами на транспортные средства и домашний скот[1].

Взимание и начисление налогов являлось инструментом социальной политики. Льготы и списание невыплаченных налогов и пеней практиковалось для рабочих и для беднейших слоев населения. Напротив, в отношении представителей так называемых эксплуататорских слоев проводилась жесткая налоговая политика. В 1920-х годах совпадали фискальная и социально-политическая цели налогообложения частного сектора экономики. Эти цели в отношении религиозных организаций отчасти позволяет прояснить секретный циркуляр налогового управления Наркомфина РСФСР 15 октября 1924 года «О подходе к обложению духовенства». Из документа узнаем, что духовенство было обложено подоходно-поимущественным налогом, который мог местными финансовыми органами завышаться под флагом борьбы с религиозными предрассудками. Наркомфин республики указал на недопустимость такого толкования государственной налоговой политики, которое «может вызвать в массах нежелательные с политической точки зрения настроения», рекомендовал «беспристрастный подход к обложению налогом духовенства»[2].

Налогообложение духовенства требовало постоянных уточнений и внимания центральной власти. В фонде Челябинского окрфо сохранилась копия письма наркомата юстиции РСФСР 21 апреля 1924 года в адрес Центрального духовного управления мусульман в г. Уфе. В своем письме наркомат юстиции разъяснял, что муллы должны облагаться тем же налогом, что и православные священники. В свою очередь этим письмом мусульманскому духовенству не позволили сократить круг облагаемых налогом лиц: управлению указывалось, что муэдзины (служители мечетей, голосом с минаретов призывающие мусульман на молитву) также относятся к духовенству и платят такой же налог как и пономари[3].

Интересовали финансовые органы и экономическая деятельность в приходах. Из циркуляров Уральского областного финансового отдела за июль 1929 года мы можем узнать, что в это время в регионе наблюдался дефицит гарного масла. (Гарное масло – смесь нефтяных осветительных масел с различными маслами, суррогат низших сортов оливкового масла. В его состав входили 30 % сурепного, 10 % касторового или деревянного 40 % нефтяного парфюмерного, 20 % кокосового масла, для запаха добавлялся масляный эфир. Начиная с 70-х годов XIX века гарное масло, как более дешевое, чем оливковое, массово использовалось при возжигании лампад в храмах и в домах мирян. То есть, в Россию ввозилось кокосовое (пальмовое) масло как компонент смеси для производства гарного масла). Далее в циркуляре дается информация об организации продажи верующим гарного масла. Гарное масло продавалось прихожанам в зданиях храмов церковными старостами во время богослужения и в другое время. Эта торговля рассматривалась финансовыми органами как частная торговля, которая должна была облагаться налогом по максимальной ставке[4]. Согласно другому циркуляру Уральского областного финансового отдела приходская торговля свечами, маслом и другими товарами религиозного назначения, как в храмах, так и по домам верующих с 1928/1929 бюджетного года облагалась промышленным налогом[5].

Таким образом, в фокус внимания Челябинского окружного финансового отдела попала приходская экономика и налогообложение духовенства. Документы об истории религиозных организаций в фонде Челябинского окружного финансового отдела немногочисленны, но они иллюстрируют жизнеспособность многих церковных общин, существовавших во враждебной обстановке.

С. А. Кусков, ведущий археограф ОГАЧО,

кандидат исторических наук



[1] ОГАЧО. Ф. Р-184. Оп. 1. Д. 295. Л. 5.

[2] ОГАЧО. Ф. Р-184. Оп. 1. Д. 26. Л. 6.

[3] ОГАЧО. Ф. Р-184. Оп. 1. Д. 43. Л. 76.

[4] ОГАЧО. Ф. Р-184. Оп. 1. Д. 300. Л. 263.

[5] ОГАЧО. Ф. Р-184. Оп. 1. Д. 300. Л. 264.