Бедствовали не все. Какие преступления в годы войны прятали в особую папку

У тех, кто не рвался на фронт, была возможность «решить вопрос» за взятку.

 «АиФ-Челябинск» продолжает публикацию статей в рамках совместного проекта с Госархивом Челябинской области – «Особая папка».

В 1941-1942 годах, когда наши войска отступали и положение на фронтах было особенно тяжелое, когда промышленность ценой огромных человеческих усилий перестраивалась на военные рельсы, когда в тылу остро не хватало продуктов, одежды, всего самого необходимого, – не все категории граждан голодали и бедствовали.

Ты - мне, я - тебе

Например, среди городских и районных военкомов махровым цветом расцвела коррупция. Многие из них сумели удачно «монетизировать» свои должности. И если в наше время взятки измеряются миллионами и миллиардами рублей, то в 1941-1942 годах желанным подношением были мука, сахар, валенки и прочие товары народного потребления. Узнать об этом мы можем только из «Особой папки» обкома партии Челябинской области.

Правда, в то время слова «коррупция» никто не знал и в документах оно не употреблялось. Но слова не было, а коррупция была. И называлось это явление по-другому: злоупотребление служебным положением. Но, как ни назови, суть одна: человек «при должности» оказывает незаконную услугу за вознаграждение.

Главы военкоматов обладали правом давать «бронь» и менять ВУС (военно-учетную специальность) со статуса «годен к строевой» на «не годен к строевой». Те, кто не рвался на фронт, могли «решить вопрос» за взятку. О многочисленных фактах военкомовской коррупции говорится в «Справке о злоупотреблении служебным положении и нетактичном поведении отдельных горвоенкомов Челябинской области» (апрель 1942 года). Справка имеет гриф «строго секретно», адресована она первому секретарю обкома ВКП (б) Николаю Патоличеву.

В справке читаем: «Военком Чашинского района т. Качалков освободил от мобилизации в РККА заведующего пекарней Еланцева и завпродмагом Бахарева, потому что через них снабжался товаропродуктами. Военком Верхне-Уральского района т. Воронков освободил от мобилизации в РККА завскладом Магнитторга Иванковича и мастера Маслопрома Кузнецова, через которых получал товары и продукты. Военком Миньярского района Скачков забронировал председателя артели «Урал» Помыкалова, последний скатал Скачкову валенки». Как видим, схема «ты – мне, я – тебе» работала безотказно.

«Выписал 3 литра спирту»

Кроме того, ряд военкомов, пользуясь неразберихой военного времени, присваивали себе и госимущество, и продукты, и другие товары. Об этом можно прочесть в докладе на заседании обкома: «Райвоенком Чесменского военкомата Купцов, пользуясь служебным положением, систематически занимался самоснабжением, – сказано в докладе. – С января 1942 года им взято непосредственно со склада Райпотребсоюза 70 кг кондитерских изделий (сахар, пряники), 25 метров мануфактуры, другие товары и продукты. Только в апреле сего года им взято 10 кг сливочного масла, 40 кг кондитерских изделий».

Под осторожными словами о «нетактичном поведении» военкомов подразумевались обычные пьянки: «Военком Нагабайкского района Остреййкин забронировал заведующего 5-м отделением Гумбейского зерносовхоза Гаева от призыва в Красную Армию под предлогом болезни, а затем переведя его из ВУС 15 в ВУС 134, то есть негодных к строевой службе. Острейкин с Гаевым систематически пьянствует.

Военком Кировского сельского района Ульянов в январе сего года при отборе лошадей в Красную армию под видом дезинфекции рук выписал из лаборатории 3 литра спирту и вместе с членами комиссия организовал пьянку. Комиссия в тот день работала в пьяном виде».

Обратились в ЦК

Кто-то, возможно, верит в то, что «при Сталине был порядок», но факты, имеющиеся в документах «Особой папки», говорят о другом. Милиция боролась с уголовниками, органы НКВД – с «врагами народа», а разбираться с фактами «злоупотреблений» было некому. Обком ВКП (б) не мог увольнять глав военкоматов – не имел таких полномочий.

В докладе на заседании Челябинского обкома (22.07.1942) говорится, что обком обращался в политуправление УралВО, но безрезультатно: «Военный совет и политуправление УралВО, несмотря на неоднократную постановку со стороны обкома ВКП (б) вопроса о фактах засоренности в горрайвоенкоматах, злоупотреблениях, моральном и бытовом разложении отдельных райвоенкомов, до последнего времени никаких мер не принимали».

И далее: «Бюро обкома постановляет: «Просить ЦК ВКП (б) обратить внимание Военного совета УралВО на засоренность кадров местных военкоматов Челябинской области и непринятие своевременных мер по искоренению фактов злоупотреблений». На местном уровне вопрос о продуктовых взятках решить было невозможно, приходилось обращаться за помощью в Москву, в Центральный комитет ВКП (б).  

Инна Панкова,

корреспондент газеты «Аргументы и факты. Челябинск»